И свобода в утреннем луче…

И свобода в утреннем луче…
Стихи

СТАРШЕМУ СЫНУ

 

Ничего на свете нет сильнее,

Чем любовь и нежность матерей.

Может ли сравниться что-то с нею

Неизбывной мукою своей.

 

Боль с тревогой бродят вперемешку,

Сердце расцарапывая в кровь.

Будто в наказанье иль в насмешку

Эту подарил господь любовь.

 

Мать, свои ошибки и просчёты

Перебрав по много раз в уме,

Платит долг по гамбургскому счёту

День за днём и в беспокойном сне.

 

Хочется хотя б на миг обратно

Стрелки лет прошедших повернуть,

И к сыновним пяточкам украдкой

Вновь губами горькими прильнуть.

 

 

КНИГЕ ВАДИМА МАКШЕЕВА

«И мы поедем домой, в Россию»

 

Найти негромкий слог для беспощадной мысли

Под силу лишь тому, кто знал, как умирать,

Чью горькую судьбу до корочки изгрызли,

Но не сумели жизни нить порвать.

 

Не всякая юдоль достойна правды книги,

Чтоб душу потрясти и совесть разбудить.

Когда грехи чужие – тяжкие вериги,

Когда, прочтя её, иначе хочешь жить.

 

Мне с книгою такой непросто расставаться,

Её последний лист закрыть я не могу.

И с этими людьми та́м хочется остаться –

На мрачном и холодном берегу.

 

Спасибо тем, кто снёс страдания и муки,

И перед кем в долгу не стыдно вечном быть.

Я с трепетом пожму немолодые руки,

Их строгое тепло надеясь сохранить.

 

 

ПАМЯТЬ

 

На чердаке или в подвале

Под спудом пыли и времён

Однажды дети отыскали

Фотографический альбом.

 

Молчат усталые страницы,

И фотографии немы…

С них смотрят незнакомцев лица

Из неизвестно чьей родни.

 

И никакого нет ответа.

Загадок тьма, не разгадать.

А может быть, они советы

Сегодня нам могли бы дать…

 

Вот окружить бы их вниманьем

И все рассказы записать,

Пусть с запоздалым покаяньем…

Не дело предков забывать.

 

Порой истории изъяны

К нам из забвения пришли.

А может быть, от обезьяны

И правда мы произошли?

 

 

АВГУСТ

 

Август что-то пожаловал рано –

Разразился холодным дождём.

Показался он гостем незваным,

Тем, которого вовсе не ждём.

 

Не спеши к новой осени слишком,

Пусть она хороша, но при том

Так приятно мне с летом-мальчишкой

Из песка строить сказочный дом.

 

Он рассыплется, знаю, и всё же

В нём мечты очень долго живут.

Как они все на детство похожи!

Мне, как в юности, радостно тут.

 

Осень наша наступит, конечно.

Резким ветром разрушит дворец,

Что построен был летом беспечным.

Только осень – ещё не конец.

 

 

«ФИЛОСОФИЯ ЖИЗНИ»

 

Стоит лишь только родиться,

Жизнь нас берёт в оборот:

Надо расти и учиться…

Шару быстрей бы крутиться!

Время же – наоборот…

 

Стоит лишь только влюбиться,

Сердце не бьётся, поёт!

Хочется сразу жениться,

Счастьем сполна насладиться,

Если тебе повезёт…

 

Стоит лишь только добиться

В жизни каких-то высот,

Вот уже ночью не спится,

Выпить? Ах, как бы не спиться,

Столько ведь дел и забот…

 

Стоит лишь только свалиться

С тяжкой болезнью в постель,

Над изголовьем лица:

Этот жалеет, тот злится.

Хворому не до гостей…

 

Стоило ль, право, родиться?

Вечно куда-то бежать,

С бренностью жизни смириться,

В крахе надежд убедиться,

И неизбежного ждать?

 

 

* * *

К тревогам, вложенным в строку,

Забытым строчкам непритворным

Я снова прислонюсь покорно,

Когда совсем невмоготу.

 

Не укоряют, не стыдят,

Не удивляют новизною,

Но просто шепчутся со мною,

Порой утешить норовят.

 

Дрожу над слипшимся листком

И глажу старые тетради,

Как будто спутанные пряди

Минувших лет, былых времён.

 

 

ПАМЯТИ ОСИПА МАНДЕЛЬШТАМА

 

Даже равнодушный белый снег

След его не смог запорошить.

Так глубок, так нужен этот след,

Словно продолжает с нами жить.

 

Кажется, шуршат у изголовья,

Как надежды робкие штрихи,

С неизбывной и глубокой болью

Мне его библейские стихи.

 

И сумбур словесный в лунной ночи,

И свобода в утреннем луче…

Всё в его стихах, в любви бессрочной

И заветном маленьком ключе.