О книге О. Губаря «Из истории евреев Одессы»

О книге О. Губаря «Из истории евреев Одессы»
Эссе-рецензия

Книга известного одесского краеведа, историка, журналиста и писателя Олега Губаря «Из истории евреев Одессы» (Одесса: Оптмум, 2018, 2-е изд.) посвящена раннему этапу формирования и быту еврейской общины Одессы; в книгу вошли его дополненная монография «Очерки ранней истории евреев Одессы» из предыдущего издания (2013) и два научно-популярных текста – о еврейских земледельческих колониях в Новороссийском крае и о еврейских погромах 1821 и 1871 гг. в Одессе. Объемная книга (576 стр.) в твердом переплете с рисунками на передней и задней обложке, дающими представление о том, как выглядели евреи Одессы в первой трети XIX в., издана одесским издательством «Optimum» в серии «Неформат», «Золотой фонд издательства», где уже вышли книги по истории города – Ростислава Александрова (Александра Розенбойма), Патриции Херлихи, Александра Дорошенко, еще одна книга О.Губаря.

Олег Губарь рассматривает историю евреев Одессы первых десятилетий XIX века в контексте недостаточно изученной ранней истории города: «…многие первостепенные обстоятельства формирования Одессы, как ни странно, исследованы мало, и в первую очередь вопросы градостроительства, плановой застройки: эволюция генеральных планов, правил землеотвода и землепользования … хронология и последовательность освоения городских территорий, функционального, социального, этнического районирования и др.» Книга Олега Губаря, основанная на изучении многочисленных архивных материалов, впервые введенных автором в научный оборот и создающих достоверную картину еврейской Одессы со времени основания города, существенно дополняет и уточняет имеющиеся исследования данной тематики.

Как пишет об Олеге Губаре в журнале «Мигдаль Times» (№127) литературовед, зам. директора по науке Одесского литературного музея Алена Яворская: «…Губарь, известный немногим, – завсегдатай Публичной библиотеки и Областного архива. Он часами, днями, годами сидит над подшивками старых газет и выуживает крохи информации. … Надо уметь не только найти, но и увидеть. Неподъемные дела в архиве, написанные писарями тексты зачастую прочесть может лишь опытный дешифровщик – и дело не только в ятях и ерах, а в почерке, иногда четком до изумления, но чаще до изумления небрежном, особенно у начальства. Разобрать, прочесть, соотнести с другими материалами и сведениями, выстроить целостную картину – это полдела.

А вот написать так, чтобы об этом было интересно читать не только специалисту, но и обычному человеку – задача не менее сложная. Олег это делает виртуозно».

Опираясь на многочисленные открытые им архивные материалы, Олег Губарь в своей книге вносит коррективы в исследования историков еврейской Одессы.

Например, Стивен Ципперштейн в авторитетной монографии «Евреи Одессы. История культуры 1794-1881» (науч. ред. и пер. с англ. А. Локшина. М.–Иерусалим: Гешарим, 1995) отмечает, ссылаясь на брошюру Самуила Пэна «Еврейская старина в Одессе: К истории евреев в Одессе в первое 25-летие ее основания. Составил на основании неизданных данных С.Пэн» (Од., 1903), что одесский кагал (орган самоуправления еврейской общины) вплоть до 1820 г. действовал неофициально и бессистемно, поэтому первые десятилетия еврейской жизни в Одессе «окутаны тайной».

Олег Губарь возражает, что С.Пэн не работал в городском архиве, а воспользовался единичными документами, хранящимися в еврейской общине; и утверждает, что почти не располагая «внутренней» документацией одесского кагала на ранних этапах его истории, можно проследить его деятельность по целому ряду других официальных документов из Госархива Одесской области. Что и позволило автору рецензируемой книги «более или менее отчетливо воссоздать картину становления еврейской общины /города/ в конце XVIII – первых десятилетиях XIX века».

К слову, на стр. 20 в книге О.Губаря дана обложка брошюры «Еврейская старина в Одессе», где фамилия автора пишется через – э – С.Пэнъ, в отличие от современных библиографий, где указана фамилия – С.Пен.

Черно-белые иллюстрации демонстрируют аутентичность собранного автором книги материала – это прошения евреев-переселенцев о предоставлении участков под застройку, датированные началом XIX в., планы Одессы 1803 – 1814 гг., журнал заседаний строительного комитета от 30 апреля 1803 г., обсуждающий прошение одесского купца Майорки (Меера) Рейзмана, рапорт Одесского еврейского кагала в строительный комитет от 15 апреля 1812 г., прошение об устройстве молитвенного дома «Бродского общества» от 20 июня 1863 г. и ответное письмо с резолюцией генерал-губернатора П.Е.Коцебу, зарисовки городских улиц, фотографии Первого еврейского кладбища, возникновению и устройству которого, с опорой на архивные документы, посвящен в рецензируемой книге очерк «Старое (первое) Еврейское кладбище».

 

В книге О. Губаря «Из истории евреев Одессы» в контексте ранней «биографии градостроительства» выявлены и описаны районы компактного проживания евреев в первые десятилетия XIX в., их профессиональные занятия, недвижимость, их участие в общественном самоуправлении и в обустройстве города, в сфере откупов и подрядов, в содержании различных заведений и др. Прослеживается устройство в Одессе первых синагог, кагала, молитвенных домов и школ, первого еврейского кладбища.

Рассмотрены пути еврейской миграции, городская топонимика, персоналии одесских раввинов и видных еврейских деятелей, происхождение фамилий, отдельный очерк посвящен «бродским евреям» Одессы выходцам из пограничного с Россией города Броды в австрийской Галиции.

Как пишет Олег Губарь, заселение Одессы евреями со времени ее основания проходило в результате вторичной миграции. Ссылаясь на монографию Патриции Херлихи «Одесса. История. 1794-1914» (Од.: Оптимум, 2015), где сказано, что первые еврейские переселенцы прибыли в основанную указом Екатерины II в 1794 году Одессу из регионов Польши, присоединенных к России в результате её разделов в последней трети XVIII в., Губарь уточняет, что первые евреи прибыли в Одессу не из районов своего первичного проживания в Польше, а из промежуточных мест, ранее основанных или присоединенных к России, – из Херсона, Николаева, Очакова, Тирасполя, Дубоссар и др., и лишь незначительная часть евреев, польских выходцев, ранее проживала в Хаджибее.

В подтверждение этого тезиса О.Губарь приводит редкий документ конца XVIII в. из собрания коллекционера Леонида Рабиновича (Нью-Йорк) – «Именной список евреям, приписавшимся в мещане города Одесса, с показанием семейства их и лет, и откуда кто прибыл в сей город», составленный, предположительно, по материалам ревизии 1795 г. Евреи из этого списка еще не имели фамилий и записаны – имярек, сын имярек.

Приведенная Губарем ведомость 1794 г. о раздаче мест под застройку домами, лавками, магазинами и для разведения садов, указывает участки, которые в числе прочих получили названные в книге еврейские переселенцы, – в ареале будущей Еврейской улицы, вокруг которой строился первый еврейский район Одессы, на пересечении Еврейской с Екатерининской, Ришельевской, Пушкинской.

В центре района, на углу будущих Еврейской и Ришельевской улиц, находилась первая еврейская синагога Одессы, по свидетельству С.Пэна, она функционировала уже в 1795 г.

Как пишет Олег Губарь, согласно картографическим материалам и мемуарам, на территории будущей Главной синагоги и на примыкающих со стороны Еврейской улицы местах с первых лет существования Одессы функционировал целый «храмовый комплекс» – старая синагога, молитвенная школа, Бейт-Мидраш, рядом размещался молитвенный дом портных.

На основе различных документов Олег Губарь рассматривает судьбы ряда еврейских первопоселенцев Одессы, причастных к деятельности еврейского кагала, которая документально фиксируется с 1798 г. Одним из подписавших устав погребального братства 1795 г. был Яков Аглицкий, «именовавшийся в ту пору Яковом Литваком», т.е. выходец из Литвы. Известен потомок этого рода Ефим Аглицкий, выпускник одесской 116-й школы, в начале 1970-х гг. капитан команды КВН Московского физтеха.

При наличии сведений о первой одесской синагоге, двух молитвенных школах, бане с миквой, торговых рядах с продажей кошерного мяса и других общинных институциях, устроенных еврейским кагалом, собиравшим налоги с еврейской общины в казну, сообщения о первых одесских раввинах, как отмечает О.Губарь, путаны и противоречивы. С указанием на косвенные свидетельства из различных архивных документов, он приводит имена одесских раввинов на отрезке времени ранее 1812 и после 1836 гг.: Ицхак Хаймович – Мозес Юзефович – Иосиф Гальперин – Рувим Гартенштейн – Михель-Герш Гальперин.

В книге дан подробный обзор застройки евреями земельных участков в окрестностях Еврейской улицы, с указанием имен и фамилий владельцев. Топоним Еврейская улица встречается в материалах о городской застройке 1820-х гг., напр., в архивном документе о том, что летом 1820 г. «плановый дом возвел одесский мещанин – Моше (Мошка) Фишелевич», с указанием адреса этого строения «на Еврейской улице». С 1807 по 1814 гг. активизировалась застройка ряда кварталов в районе Еврейской улицы – между улицами Итальянской, Почтовой и Ришельевской; и между Екатерининской, Троицкой и Покровским переулком, с преобладанием в этих кварталах еврейских домовладельцев.

Первые одесские евреи обозначались без фамилий – такой-то, сын такого-то, а в документах 1806 г. уже указаны имена и фамилии евреев застройщиков и домовладельцев, напр., Ицка Шестопал, Нотка Юдкович (1806), Монашка Шестопалов (1811) и др. Эти имена, как и упомянутый Мошка Фишелевич, записанные, как отметил О.Губарь, «в невежественной огласовке писца», напоминают о статье писателя Осипа Рабиновича «О Мошках и Иоськах», напечатанной в «Одесском Вестнике» 1858 г., в которой автор выступает против обычая евреев, установившегося со времен бесправной жизни в Польше, пользоваться уменьшительными именами, т.к. искаженные имена роняют достоинство евреев в глазах окружающего населения.

Профессиональным занятиям одесских евреев в первой трети XIX в., со ссылкой на документы, фиксирующих создание ремесленных цехов, купеческих гильдий, постройку различных торговых рядов и заведений, получение разного рода заказов и пр., а также на мемуары и свидетельства очевидцев, посвящены многие страницы книги Олега Губаря. К примеру, вот что пишет о традиционных для евреев ремеслах и занятиях жившая в Одессе в 1830-32 гг. писательница Екатерина Авдеева, родная сестра писателей Николая и Ксенофонта Полевых, опровергая бытовавшие в русском обществе антиеврейские предрассудки: «…из евреев также много купцов; они торгуют оптом и в розницу; но большая часть их ремесленники, медники, жестянщики, портные и факторы /посредник, торговый агент/. Сверх того, у евреев есть свои хлебники, булочники и мясники… Да позволено мне сказать свое мнение об евреях. Вообще мы привыкли почитать их самыми дурными людьми. Живши два года в Одессе, нельзя было не иметь с ними сношений, и скажу откровенно, я всегда оставалась ими довольна. …

Много у нас говорят о неопрятности жидов … но это сущий вздор, мне случалось бывать у зажиточных евреев, у них все чисто и опрятно, как у христиан. Странно ставить в пример бедных евреев».

В книге О.Губаря рассматривается имущественное положение ранней еврейской общины, ее финансовый потенциал, реестр одесских купцов-евреев за 1816 г., в котором значится 68 семейств, что составляло незначительную часть еврейского населения города. Как отметил автор, в середине 1830-х гг. материальное участие еврейских коммерсантов в торговле Одессы было далеко не первостепенным, и причина погрома 1821 года едва ли в торговой конкуренции с греческими купцами, а связана с гибелью константинопольского патриарха Григория V и его захоронением в Одессе, о чем идет речь в опубликованном в книге О.Губаря очерке «Сказание о погроме».

Олег Губарь заключает свои «Очерки ранней истории евреев Одессы» главкой «Паломничество в святые места», приводя ряд документально установленных случаев паломничества евреев в Османскую Палестину. Паломники получали заграничные паспорта, о чем сообщалось в местной прессе, что «позволяет фиксировать множество примеров поездок российских, польских (включая белорусских), австрийских евреев в Иерусалим».

Один из приведенных примеров – в июле 1836 г. туда направляется одесский житель, австрийский подданный Батамин Каллер, под поручительство одесского купца Исера Брона. Речь идет о выходцах из Австрии, деятельности которых в Одессе и постройке ими реформированной Бродской синагоги посвящён включенный в книгу очерк О.Губаря «Бродская община и синагога», также оснащенный многочисленными архивными свидетельствами.

В заключение хочу предложить Олегу Губарю для его дальнейших архивных исследований достаточно новый сюжет, приведенный в моей книге «Из первых уст. Одесский текст: историко-литературные аспекты и современность. Эссе, статьи, интервью» (М.: Водолей, 2015, стр. 232-33) о «портовом еврее» и влиянии на еврейскую общину города специфики Одессы как международного торгового порта, в поддержку концепции конца 1990-х годов Лоис С. Дубин, выпустившей книгу о евреях Триеста, и Дэвида Сезерани, одного из авторов и редактора книги «Евреи и портовые города. 1590–1990 (англ.)».

Они предложили расширить введенные Дэвидом Соркиным понятия «портовый еврей» и «портовое еврейство» для описания процессов аккультурации особого типа еврейских общин, которые существовали в европейских морских портах, и для купцов-евреев, живших в таких портах, как Гамбург, Саутгемптон, Портсмут, Триест, Одесса.