Один на всех

Один на всех
(комедия)

Действующие лица:

 

КОСТЯ КАМЗОЛКИН. Центр небольшой женской Вселенной, вокруг которого вращаются по своим орбитам его жена, теща, соседка и участницы хора ветеранов педагогического труда.

ЛУИЗА, его жена.

ИРАИДА ВАЛЕРЬЕВНА, его теща.

МАРИША, соседка.

СОФЬЯ МАРКОВНА, участница хора ветеранов педагогического труда.

 

 

Сцена 1

 

Комната с балконом. Вечер. Ираида Валерьевна, в фартуке, входит, держа перед собой картину в раме. Осматривает стены. Зацепившись взглядом за панно, изображающее восточную мандалу, встает на стул, снимает панно и на его место прикрепляет портрет мужчины на рыбалке. Отходит от стены на несколько шагов, смотрит на рыбака, вздыхает, зачем-то крестится. Вынося из комнаты панно, на пороге оборачивается, с удовлетворением оглядывая изменившийся интерьер.

Костя Камзолкин стремительно входит, завязывая на ходу галстук, напевает.

 

КОСТЯ:

И заслуженная слава

Прокатилась, как волна,

И гордимся мы по праву

Всем, чем Родина сильна!

 

Ираида Валерьевна вносит самовар.

 

КОСТЯ. Ух ты! Помочь?

ИРАИДА ВАЛЕРЬЕВНА. Лучше не мешай… (Ставит самовар на стол).

КОСТЯ. Гостей ждете?

ИРАИДА ВАЛЕРЬЕВНА. С тобой и с Луизой хочу посидеть. Тихо, по-семейному.

КОСТЯ. Так мне же на репетицию…

ИРАИДА ВАЛЕРЬЕВНА. Нормальные люди вечером домой приходят! (Выходит, обиженно покачивая бедрами).

КОСТЯ. В каждой семье — свои уроды… А как бы вы узнали, что вы —нормальная?!

ИРАИДА ВАЛЕРЬЕВНА (вносит пирог). Может, отменишь свою репетицию?

КОСТЯ. Ух ты… Ну никак не могу… А что, праздник какой-то?!

 

Ираида Валерьевна не откликается.

 

КОСТЯ. М-м… день рождения… любимой тещи?!

ИРАИДА ВАЛЕРЬЕВНА. Да не у меня… У Коли!

КОСТЯ. Можно? (Берет кусок пирога, ест на ходу). Вы тут начинайте с Луизой… а я подскочу!

ИРАИДА ВАЛЕРЬЕВНА (хлюпая носом). В этот день я всегда пекла ему пирог с капустой…

КОСТЯ. Ираидочка Валерьевна… (Достает из кармана, подает ей носовой платок).

ИРАИДА ВАЛЕРЬЕВНА (решительно отвергает платок). Слезы я уже выплакала, теперь радоваться хочу… С улыбкой смотреть на жизнь, как он… Раз уж я вместо него живу…

КОСТЯ. А Николай Степаныч улыбался вообще? Что-то не припомню…

ИРАИДА ВАЛЕРЬЕВНА. Эх, знал бы ты его в лучшие годы… (Со значением). Он мне весточку сегодня послал… В такой день — о себе напомнил… (Улыбается).

КОСТЯ. Ираида Валерьевна… Если вы хотите рассказать мне свой сон, и рассказ будет длинным… а я буду невнимателен, так это потому, что я уже опаздываю!

ИРАИДА ВАЛЕРЬЕВНА. Он меня позвал…

КОСТЯ (жест). Туда? Но ведь вы — молодая еще… Вам… рано об этом?

ИРАИДА ВАЛЕРЬЕВНА (торжествуя). На рыбалку он меня позвал! Вот — смотри… (Втаскивает в комнату костюм рыбака и болотные сапоги). Я ведь это продать хотела, и покупателя нашла — по объявлению. А пришла сегодня в гараж, как представила… Утренняя зорька, часов пять… В целом мире — никого, и я сижу — с удочкой… Отвезешь меня завтра на машине… пораньше?

КОСТЯ. Так вы же не умеете…

ИРАИДА ВАЛЕРЬЕВНА. Ну-ка, помоги… (Костя помогает ей облачиться в костюм). Вот здесь немного болтается, но я ушью! Мой Коля — настоящий мужик… Если на удочку не смогу ловить… Он и об этом позаботился. (Интригующе). Оставил кое-что… В гараже сегодня нашла. Припрятано было.

КОСТЯ (теряя терпение). Интересно, что он мог вам оставить — сети, что ли?!

ИРАИДА ВАЛЕРЬЕВНА. Получше кое-что…

КОСТЯ. Умереть — не встать… Как он мог позвать вас, Ираида Валерьевна… если вы эту рыбалку терпеть не могли всю жизнь?!

ИРАИДА ВАЛЕРЬЕВНА. Это неправда… Это ты про другую какую-то Ираиду Валерьевну… А я всегда любила Колю вместе со всеми его недостатками!

 

Обращается за подтверждением своих слов к портрету покойного мужа-рыбака, протягивает к нему руки, словно бы моля о помощи.

 

КОСТЯ. Не понял… Это что?!

ИРАИДА ВАЛЕРЬЕВНА. Портрет Колин. Как живой, правда?

КОСТЯ. Мандала моя где?

ИРАИДА ВАЛЕРЬЕВНА (храбро). А мы ей другое место найдем!

КОСТЯ. Да вы… гармонию моего пространства… одним махом…

ИРАИДА ВАЛЕРЬЕВНА (спокойно). А чем тебе этот портрет не нравится? Работы художника Иващенко… Ему все сейчас заказывают, он по фотографии рисует, художник-реалист. Самый топовый. И дорогой, между прочим.

КОСТЯ. А вы думаете, я свою мандалу на помойке нашел?!

ИРАИДА ВАЛЕРЬЕВНА. Как ты можешь сравнивать работу Иващенко с какой-то, прости Господи, мандалой… Ты посмотри на этот портрет: похож?!

КОСТЯ. Да никакого сходства!

ИРАИДА ВАЛЕРЬЕВНА. А ты присмотрись… Я как увидела, у меня мурашки по спине побежали: вылитый Коля… Он ведь матом столб перешибал! Иващенко удалось это передать… Ты всмотрись получше!

КОСТЯ. Ну, так и забирайте его к себе в комнату, если он вам так нравится.

ИРАИДА ВАЛЕРЬЕВНА. Не могу… Спать совсем перестала. Лежу всю ночь — глаз не сомкну… Такая в нем силища…

КОСТЯ. Искусство будоражит. Причиняет боль. Оно способно убить. Осторожнее с ним… А то сначала закажут, а потом другим подсовывают… Хотите, чтобы и мы с Луизой сон потеряли?!

ИРАИДА ВАЛЕРЬЕВНА. Луиза любила отца! Не нужна ей эта дурацкая мандала!

КОСТЯ. Мы с Луизой — одно целое. Ей нравится то же, что и мне… Верните мне мою мандалу, немедленно!

ИРАИДА ВАЛЕРЬЕВНА. Шиш тебе, а не мандала! Эту квартиру кому дали?!

КОСТЯ. Николай Степанычу.

ИРАИДА ВАЛЕРЬЕВНА. А ты хоть знаешь, как все было? На троих могли дать однокомнатную… Как он переживал, бедный… Ночами не спал. А когда узнал, что двушку дали, так обрадовался, что в вытрезвитель попал…

КОСТЯ. Но должно же у меня здесь быть хоть что-то свое?!

ИРАИДА ВАЛЕРЬЕВНА. Твое — оно на реке Уй осталось…

КОСТЯ. Я горжусь своей малой родиной…

ИРАИДА ВАЛЕРЬЕВНА. Да если б не Луиза, так бы и сидел там… Уй или Ай? Забыла…

КОСТЯ. Да а я хоть сейчас на Уй! И Луизу с собой увезу!

ИРАИДА ВАЛЕРЬЕВНА. С нее станется… И что она в тебе нашла?!

КОСТЯ. Харизму!

ИРАИДА ВАЛЕРЬЕВНА. Ой-ой-ой…

КОСТЯ. Так где мое место?!

ИРАИДА ВАЛЕРЬЕВНА. В прихожей… на антресолях.

КОСТЯ. Вы мою мандалу на антресоли?!

ИРАИДА ВАЛЕРЬЕВНА. А Коля пусть здесь висит… И радуется — за дочь!

КОСТЯ. Я вижу, вы меня совсем не понимаете… Так я сам! (Бросается к портрету).

ИРАИДА ВАЛЕРЬЕВНА. Не подходи! (Достает из сумки гранату).

КОСТЯ. Ираида Валерьевна…

ИРАИДА ВАЛЕРЬЕВНА. Что, испугался?!

КОСТЯ. Вы ее в детском магазине купили?

ИРАИДА ВАЛЕРЬЕВНА. Я тебе кто — клоун-аниматор?! Это Коля покойный мне оставил…

КОСТЯ. Зачем?!

ИРАИДА ВАЛЕРЬЕВНА (с вызовом). Как средство самообороны! (Вертит гранату в руках). Рыбу глушить, понял?!

КОСТЯ. Замрите, Ираида Валерьевна!

ИРАИДА ВАЛЕРЬЕВНА. Сам замри!

КОСТЯ. Только не волнуйтесь… Нервный срыв, это бывает… Хотите, я вас на репетицию возьму? Хоровое пение объединяет… я такую песню нашел — закачаетесь! Хотите, выучим? (Напевает):

 

Держим на вооруженье

Баллистический экспресс.

Это — наше достиженье,

Наш технический прогресс!

 

ИРАИДА ВАЛЕРЬЕВНА. А про любовь есть?

КОСТЯ. Мы к смотру патриотической песни готовимся. Женщинам нравится! У нас одна хористка заболела… Вы могли бы ее заменить. Только давайте я сначала саперов вызову…

ИРАИДА ВАЛЕРЬЕВНА. Еще чего! Они же у меня ее отберут?!

КОСТЯ. Дайте мне ее!!!

ИРАИДА ВАЛЕРЬЕВНА. Не подходи! (Выдергивает чеку, замахивается — и застывает на месте). А-а… спину скрутило!!

КОСТЯ. Ираида Валерьевна…

ИРАИДА ВАЛЕРЬЕВНА. «Неотложку» вызови…

КОСТЯ. Хорошая моя… Вы только не двигайтесь, вот так и стойте!

ИРАИДА ВАЛЕРЬЕВНА. Быстрее… давай!

 

Костя пулей вылетает в коридор.

 

КОСТЯ (по телефону). Але, дежурный? Михалыч, выручай, родной! У меня в квартире женщина с гранатой… Михалыч, ты меня не узнаешь, что ли? Камзолкин, Веры Засулич, дом 2, квартира 67… Вспомнил? Да я ни грамма… Теща моя! Ага, поверил! Конечно, угрожает… Без группы захвата не советую… И саперов давай! Как это — нету? А кто тогда приедет-то?

 

Полицейская сирена разрывает пространство. Темнота.

 

 

Сцена 2

 

Костя подходит к стене, залезает на стул, снимает портрет рыбака и на его место прикрепляет мандалу. В комнату заглядывает Мариша.

 

МАРИША. Камзолкин!

КОСТЯ (покачнулся на стуле). Ты как здесь?

МАРИША. Сквозь стену прошла… Ой, это что у тебя? Абстракция или примитивизм?

КОСТЯ (спрыгивает со стула). Мандала, не видно, что ли…

МАРИША. Дверь у тебя нараспашку, а душа?

КОСТЯ. Мариша, я на репетицию…

МАРИША. Когда ты пьяный по ошибке ко мне вваливаешься, ты мне больше нравишься… (Предъявляет фляжку с коньяком).

КОСТЯ. Это было… всего один раз!

МАРИША. Два!

КОСТЯ. Не до тебя сейчас, понимаешь? (Подталкивает Маришу к выходу). На работу ухожу…

МАРИША. Я поздравить тебя пришла! (Протягивает ему фляжку). Как тебе это удалось, Камзолкин?!

КОСТЯ (делая глоток). Ты о чем?

МАРИША (подмигивает). Тещу пристроил…

КОСТЯ. Ты-то откуда знаешь?

МАРИША. А я с работы иду, а меня дядя Коля-дворник в подъезд не пускает, на стреме стоит: спецоперация… Как ты ее сдал, колись!!!

КОСТЯ. Никого я не сдавал…

МАРИША. Сама она, что ли, участкового вызвала?! Это ты ради меня, Костян? Она мне никогда не нравилась, я тебе говорила, помнишь?

КОСТЯ. Ну что за дурацкая привычка у людей — все соотносить с собой?!

МАРИША. Так мы же — соседи!!!

КОСТЯ. Катись к себе, Мариша…

МАРИША. А что она натворила, кстати? Почему так сурово с ней?

КОСТЯ. Гранатой размахивала. В жилом помещении.

МАРИША. Так ты — ради жизни на Земле?!

КОСТЯ (смущенно). Про Землю я не успел подумать…

МАРИША. А про меня?! О, мой герой! (Бросается к нему на шею).

КОСТЯ (отстраняя ее). Скоро Луиза с работы придет, а я хотел уйти до того, как…

МАРИША. Я поддержать тебя пришла! Я давно ждала от тебя… поступка! «Кто в доме хозяин?!» У нас в подъезде Ираиду Валерьевну, по правде говоря, никто не любит…

КОСТЯ. Вот уж не думал…

МАРИША. Она тут порядки свои наводит. Условия диктует. Выступает против выгула собак в нашем дворе, а где же мне с Тофиком гулять? Так что знай: мы все – на твоей стороне!

КОСТЯ. Я вас об этом не просил!!!

МАРИША. Ты не одинок… Я подписи могу собрать, против Ираиды Валерьевны все подпишутся с удовольствием.

 

Сигнал домофона: открыли дверь в подъезд.

 

КОСТЯ. Скройся с глаз! (Открывает балконную дверь, пытается вытолкнуть Маришу на балкон).

МАРИША. Кстати, я тебе еще не говорила? Мне понравилось. Очень… Ну, когда ты «по ошибке» ко мне… Я дневник веду… интимный… В соцсети выкладываю.

КОСТЯ. Обалдела?!

МАРИША. Такой боц-боц…

КОСТЯ. Брысь отсюда!

МАРИША. Да я прям кончаю, когда пишу, как мы…

КОСТЯ. Я — человек отрицательной сексуальной активности…

МАРИША. А вот не скажи…

КОСТЯ. У моей жены спроси!!!

 

В прихожей открывается дверной замок.

 

МАРИША. Ты — гигант, Костян!

КОСТЯ. Не было ничего! Я хоть и пьяный был, все помню…

МАРИША. Ты кого-то боишься, малыш?!

КОСТЯ. Убирайся немедленно!

МАРИША. У меня – двадцать три подписчика!!!

 

Появляется Луиза.

 

ЛУИЗА (с порога). Что здесь делает эта женщина?

КОСТЯ. Луиза…

МАРИША. Здравствуй, Луиза! За солью вот…

ЛУИЗА. Щас я тебе отсыплю…

МАРИША. Ой… (Исчезает в прихожей).

ЛУИЗА. Отпросилась… лечу, как на крыльях… Такой день сегодня!

КОСТЯ. Прозрачный…

ЛУИЗА. Утром тебе напомнила… В календаре обвела кружочком — благоприятный!

КОСТЯ. Бабье лето…

ЛУИЗА. Вот именно… Вспомнил — для чего благоприятный? (Костя смотрит на жену невинными глазами). Для чих-пыха, Костенька! (Тормошит его). Ну, мы же с тобой хотели…

КОСТЯ. Да нет, я…

ЛУИЗА. Мечтали… о маленьком… (Прижимается к нему).

КОСТЯ. Мы?! Луиза, прошу тебя… пиджак…

ЛУИЗА (игриво). Помнется? А мы его… (Стаскивает с него пиджак).

КОСТЯ. Луиза, у меня репетиция…

ЛУИЗА. К черту репетицию…

КОСТЯ. Последняя — перед смотром, понимаешь?

ЛУИЗА. Не-а…

КОСТЯ. Отдай пиджак!!!

ЛУИЗА. Благоприятный для зачатия день… И в такой день… ты, Котя, с этой… тут?! (В сердцах бросает пиджак на пол, топнув по нему ногой).

КОСТЯ (рванул к пиджаку, отпихивает Луизу, поднимает пиджак, прижимает его к себе, отряхивает). Луиза…

ЛУИЗА. Возбудился?! А я думала, ты с ней… выдохся…

КОСТЯ. Да я не знаю, как она здесь оказалась… Мне что, с балкона ее надо было спустить?!

ЛУИЗА. О! Я бы на это посмотрела… Если ты этого не сделаешь, так я сама…

КОСТЯ. Неуравновешенная ты какая-то сегодня, Луиза… Иди ко мне… Закрой глаза… (Подводит ее к стене, ставит перед мандалой). Ты в потоке… Чувствуешь? Давай помедитируем…

 

Луиза с закрытыми глазами садится в позу лотоса. Костя на цыпочках идет к двери.

 

ЛУИЗА. Давно мы с тобой… Ты сам виноват… Я всегда хочу… С тобой… А ты? Костя…

 

В кармане у Кости звонит телефон. Луиза открывает глаза.

 

КОСТЯ. Черт… (В трубку). Да, Софья Марковна… На подходе… Слова без меня повторите, окей? (Прячет телефон в карман).

ЛУИЗА. Костя, и ты можешь вот так… уйти?

КОСТЯ. Что поделаешь, девочка моя — работа…

ЛУИЗА. Костя! А я — замужем?

КОСТЯ. Мы же расписывались…

ЛУИЗА. Свадьба-свадьба, кольца-кольца…

КОСТЯ. На кораблике… помнишь? Туфлю потеряла…

ЛУИЗА. Лишнего хватила… Чему радовалась, дура…

КОСТЯ. А ведь я нашел твою туфлю… Примерил… как Золушке!

ЛУИЗА. Надо было — в воду и к берегу, к берегу…

КОСТЯ. Ты же плавать не умеешь! И открытой воды боишься…

ЛУИЗА. А тогда зачем ты меня на кораблик затащил?!

КОСТЯ. Я же тогда тебя… не знал…

ЛУИЗА. Сейчас знаешь?!

КОСТЯ. От макушки до кончиков пальцев.

ЛУИЗА. На руках?

КОСТЯ. И на ногах.

ЛУИЗА. Тогда скажи, что я сейчас чувствую?

КОСТЯ. Ты на кремлевскую диету села…

ЛУИЗА. На тайскую!

КОСТЯ. Ты хочешь пирога с капустой…

ЛУИЗА. А вот и не буду его есть!

КОСТЯ. Сейчас не будешь, а когда все спать лягут… откроешь холодильник… жритца ночи…

ЛУИЗА (берет пирог со стола, ест). Чувствую себя вдовой…

КОСТЯ. Типун тебе на язык! Вот же он я — муж твой… Только руку протяни — я с тобой… Да я бы остался, но Софья Марковна… И другие все — ждут они меня там, понимаешь? Эгоистка ты, Луиза… Только о себе и думаешь… Хоть бы раз обо мне!

ЛУИЗА. Ладно уж, Костя… Иди к своей Софье Марковне!

КОСТЯ (целует ее в щеку). Не сердись, Луиза… Сегодня вечером мы с тобой обязательно…

ЛУИЗА. Правда-правда?!

КОСТЯ. Побежал… Веди себя хорошо!

ЛУИЗА. С мамой у телевизора — это достаточно хорошо?

КОСТЯ. Чуть не забыл! Вечер пройдет без мамы…

ЛУИЗА. Это почему?

КОСТЯ. Я тебя набирал, у тебя занято было… Слушай, я с репетиции приду и все тебе расскажу!

ЛУИЗА. Да что случилось-то?

КОСТЯ. Так неожиданно все… Приехали, забрали… Моментально… Раз — и нету…

ЛУИЗА. Да что я из тебя клещами… Кто забрал, куда?!

 

Костя жестами показывает человека в плаще, с капюшоном на голове.

 

ЛУИЗА. Кажется, я догадываюсь, кто этот страшный человек! Но только пусть он не думает… Закон бумеранга никто не отменял… Прилетит он к нему… И отсечет…

КОСТЯ. Луиза, мне…

ЛУИЗА. Отсечет, как пить дать — все, что положено… Одним махом! Хрясь!

КОСТЯ (садится на диван). Луиза… Чаю хочешь?

ЛУИЗА (плачет). Бедная мама! Ее уводили в неизвестном направлении, а она до последней минуты о нас думала — пирог испекла…

КОСТЯ (вскакивает). Да нет, Луиза… Все было не так: Ираида Валерьевна сначала пирог испекла, а потом уже… увели ее. Но ты не волнуйся: там разберутся и отпустят…

ЛУИЗА. Не будь наивным! Это — Мажоров! Мамочкин конкурент… Он нам угрожал!

КОСТЯ. Когда?!

ЛУИЗА. Мама открыла цветочный магазин, помнишь, на углу Розы Люксембург и Привокзальной?! А Мажоров в день открытия прислал эсэмэску: «Желтые тюльпаны — вестники разлуки»…

КОСТЯ. Дурацкая песенка, согласен…

ЛУИЗА. Да это прямая угроза! Ведь так все и вышло! Папа с мамой разлучились… смерть разлучила их!

КОСТЯ. Луиза, тут скрытый смысл… Думаю, у Ираиды Валерьевны с Мажоровым был роман!

ЛУИЗА (задохнулась). Моя мать — честная женщина!

КОСТЯ. Честная женщина — это не профессия…

ЛУИЗА. Бесчувственный!

КОСТЯ. Я только предположил…

ЛУИЗА. А что, если ты прав: Мажоров был влюблен в маму… Она ему, естественно, отказала… И тогда он… Собирайся, Котя! Едем!

КОСТЯ. Луиза…

ЛУИЗА. Ну что ты стоишь?!

КОСТЯ. Не надо никуда ехать. Это был наш участковый. Я все вспомнил.

ЛУИЗА. Моя мать — в участке, а мы с тобой тут…

КОСТЯ. Успокойся, Луиза…

ЛУИЗА. Собирайся, идем! Я вырву свою мать из этих страшных лап! Ты только рядом постоишь… Я все сама сделаю!

КОСТЯ. Тут такое дело, Луиза… Ираиду Валерьевну не просто так увели… Ее с гранатой увели…

ЛУИЗА. Зачем ты принес в дом гранату?!

КОСТЯ. Как ты могла обо мне такое подумать, Луиза?! Это Ираида Валерьевна принесла… Боевую гранату.

ЛУИЗА. Ты шутишь, Котя?

КОСТЯ. Михалыч так сказал. И протокол обещал составить. Саперов-то на месте не оказалось…

ЛУИЗА. Моя мать — мирная женщина…

КОСТЯ. Кто бы сомневался…

ЛУИЗА. Я иду к Михалычу… Он ее отпустит!

КОСТЯ. До утра подожди!

ЛУИЗА. Ты боишься чего-то… так и скажи!

КОСТЯ. А если он тебя арестует как… соучастницу?!

ЛУИЗА. Вот оно что… Знаешь, Котя, ты прав: нечего тебе из дома выходить, рисковать… Я тебя запру.

КОСТЯ. Как?!

ЛУИЗА. На ключик от старого замка. Другого такого ключика нет нигде, один остался — у меня…

КОСТЯ. Ты не сделаешь этого!

ЛУИЗА. А вот увидишь…

КОСТЯ. А как же Софья Марковна?!

ЛУИЗА. Обойдется…

КОСТЯ. Ты об этом пожалеешь, Луиза!

ЛУИЗА. Моя мать не будет ночевать в «обезьяннике»… У нее клаустрофобия. Мама, я иду к тебе! (Выбегает).

 

Хлопает входная дверь, слышно, как замок в двери прокручивается на несколько оборотов. Костя бросается в прихожую. Колотит в дверь. Вопит: «Луиза, открой меня! Опомнись, Луиза…»

 

 

Сцена 3

 

КОСТЯ (кричит с балкона). Вернись!

 

Возвращается в комнату, подбегает к комоду, открывает ящики, что-то лихорадочно ищет. Через балконную дверь в комнату проникает Мариша, наблюдает за ним. Подкрадывается на цыпочках.

 

МАРИША. Камзолкин!

КОСТЯ. А-а!..

МАРИША. Что с Луизой? Выскочила, как ошпаренная…

КОСТЯ. Ты-то как здесь оказалась?!

МАРИША. Через балкон…

КОСТЯ. Е-мое…

ЛУИЗА. У меня к тебе — деловое предложение, Костян!

КОСТЯ (торжествуя). Нашел! (Держит в руке шпильку для волос, выходит в прихожую).

МАРИША. Хочу купить у тебя авторские права на твою биографию!

КОСТЯ (из прихожей). Да нет у меня никакой биографии, Мариша…

МАРИША. Ой, не скромничай, Костян… С этого вечера у тебя есть биография! «Как я сдал тещу в участок».

КОСТЯ. Прекрати, а?

МАРИША. Я знаю, зачем ты это сделал — для раскрутки! Кто слышал о твоем хоре?! А теперь он прогремит! Гениальный ход… Как я тебя понимаю! Сама такая… Ты — творческий человек, тебе нужна новая энергия… Разве может Луиза дать ее тебе?! Что ты там делаешь?

КОСТЯ (возвращается в комнату). Уже ничего…

МАРИША. Так куда она так резво поскакала?

КОСТЯ. Ираиду Валерьевну из участка забирать.

МАРИША. Кто же выпустит женщину с гранатой? Они еще процесс устроят…

КОСТЯ. Какой процесс?!

МАРИША. Показательный… В лучах софитов Ираида Валерьевна хорошо будет смотреться… На всех каналах! Это я тебе как акула пера говорю.

КОСТЯ. О, Господи!

МАРИША. Не горюй, Костян! Свидетелем пойдешь, с гордо поднятой головой.

КОСТЯ. Меня что, заставят?!

МАРИША. Да ты сам прибежишь… Национальный герой, образец бдительности — кто от такого отказывается?

КОСТЯ. Это ужасно… Что ты несешь, Мариша?!

МАРИША. Забей, Камзолкин! Шуток не понимаешь? Не тридцать седьмой год еще… Давай мы с тобой боц-боц… На супружеском диване!

КОСТЯ. Извращенка ты, а не акула… Меня старухи мои ждут!

МАРИША. Я с тобой скоро сама старухой стану…

КОСТЯ. Помоги мне, Мариша!

МАРИША. Без меня тебе, любимый мой…

КОСТЯ. Луиза меня заперла и ключик единственный унесла. А мне выйти надо.

МАРИША. Да не вопрос! Сначала — боц-боц…

КОСТЯ. Лучше после…

МАРИША. После работы зайдешь? Смотри, не обмани… Следуй за мной… (Выходит на балкон). Ну, что ты стоишь? По пожарной лестнице наверх…

 

Костя стоит на месте, не двигается.

 

МАРИША. Ты чего? Высоты боишься?!

КОСТЯ. Акрофобия. С детства.

МАРИША (возвращается в комнату). Вещи собирай.

КОСТЯ. Зачем?!

МАРИША. Да полетят клочки по закоулочкам…

КОСТЯ. Но ты же не скажешь?!

МАРИША. О, святая простота… Ты уже подал заявление на развод.

КОСТЯ. Не собираюсь я разводиться…

МАРИША. А придется…

КОСТЯ. Моя жена… Луиза моя… она интеллигентная женщина… она поймет!

МАРИША. Ну, Камзолкин, я тебя предупредила… Когда придешь ко мне… поскребешься в дверь… пароль будет: «Луиза не поняла».

КОСТЯ. Она верит мне, как самой себе!

МАРИША. Кстати, договор подпишем.

КОСТЯ. Не буду я ничего подписывать!!! Ты — чума, Мариша… Вообразила себя… А сама не понимаешь ни хрена… Тут нюансы важны!

МАРИША. Первую главу моего бестселлера я уже выложила!

 

Сигнал домофона.

 

КОСТЯ. Немедленно удали!

МАРИША. Знаешь, сколько у меня подписчиков?! Двести семь! Они продолжения ждут…

КОСТЯ. Чума!!!

МАРИША. Эти люди будут мне благодарны!

 

Слышно, как открывается замок в прихожей.

 

КОСТЯ (бросается к ней, зажимает ей рот). Брысь отсюда! (Выпихивает ее на балкон).

МАРИША. Я открою им путь!!!

 

Костя закрывает балконную дверь. Жестами просит Маришу убраться восвояси. Мариша выходит из поля видимости.

 

 

Сцена 4

 

Входит Луиза. Стоит, прислонившись к дверному косяку.

 

КОСТЯ. Ты… одна?!

ЛУИЗА. Меня к ней дежурный не пустил…

КОСТЯ. А я что говорил? Дело-то серьезное… Да на тебе лица нет! Приляг, Луиза… (Укладывает жену на диване).

ЛУИЗА (вскакивает). Этот дежурный… Харя такая наглая… С террористками, говорит, свидания запрещены, а у самого челюсть не закрывается…

КОСТЯ. Может, вставная? По статье «терроризм», значит…

ЛУИЗА. Мою мать!!!

КОСТЯ. Так я и думал… (Считает пульс на ее руке). От восьми до двенадцати…

ЛУИЗА (обмякла). Я умираю?

КОСТЯ. Луиза, это срок такой террористам дают! (Накрывает ей ноги пледом). Тебе чай с бергамотом?

ЛУИЗА (сбрасывает плед, резко садится). Да у меня аллергия на бергамот, запомнишь ты когда-нибудь?!

КОСТЯ. С расторопшей?!

ЛУИЗА. Сам ты расторопша!

 

Луиза резво вскакивает, выбегает из комнаты. Мариша стучит в балконную дверь.

 

КОСТЯ (приоткрыв дверь на балкон). Мариша, дуй к себе!

МАРИША. А как же ты?! Один, с этой мегерой…

КОСТЯ. Ты ее совсем не знаешь, она…

МАРИША. Нежная и удивительная? Мне-то мог бы не врать…

ЛУИЗА (кричит из соседней комнаты). Ты мою кожаную юбку не видел?

КОСТЯ. Может быть, на антресолях? (Марише). Исчезни из моей жизни немедленно!

МАРИША (пролезает в комнату). Я здесь, чтобы помочь!!!

ЛУИЗА (кричит из соседней комнаты). Нашла! А чулки в сетку?

КОСТЯ. В старом чемодане посмотри! (Марише). Ты в детстве в пожарных играла?

МАРИША. Только в медсестру…

КОСТЯ. Давай сейчас поиграем? Представь, что ты пожарный…

МАРИША. А эта игра — эротическая?

КОСТЯ. Ты — вынос мозга, Мариша… (Выталкивает ее на балкон). Люк открой и живо к себе… И тихо там сиди, поняла? Ничего не пиши и не звони никому! (Закрывает балконную дверь).

 

Луиза возвращается, одетая в топ, короткую кожаную юбку, сетчатые чулки.

 

ЛУИЗА. С кем ты тут разговаривал?

КОСТЯ. С тобой.

ЛУИЗА. Идем к ним в логово. Пока я буду отвлекать внимание…

 

Изображает, как она будет отвлекать внимание, виляя бедрами. Мариша маячит на балконе. Костя стонет.

 

КОСТЯ. Как это вульгарно, Луиза…

ЛУИЗА. А когда-то тебе нравилось… Ты впервые увидел меня в этой юбке и запал на меня…

КОСТЯ. Я глаза твои увидел!!!

ЛУИЗА. Пусть и они посмотрят в мои глаза… А ты проникнешь внутрь помещения… и освободишь мою маму!

КОСТЯ. Опомнись, девочка моя… Меня схватят и посадят!

ЛУИЗА. Я сделаю все, чтобы этого не случилось… (Расстегивает пуговку на кофточке, смотрит игриво).

КОСТЯ. Где ты этого нахваталась?

ЛУИЗА. На курсы обольщения ходила…

КОСТЯ. И я узнаю об этом только сейчас?! Что еще мне предстоит узнать о тебе?!

ЛУИЗА. Любимый, беда пришла — отворяй ворота…

 

Мариша на балконе отчаянно жестикулирует, требуя впустить ее в комнату.

 

КОСТЯ. Посадят меня… И тебя — в соседнюю камеру…

ЛУИЗА. Перестукиваться будем.

КОСТЯ. Они… набросятся на тебя… эти менты поганые!

ЛУИЗА. Сопротивляться стражам порядка закон не позволяет…

КОСТЯ. Как ты можешь?!

ЛУИЗА. Да пусть уже набросятся! Сам-то полгода…

 

Она не успевает договорить: Костя, подбежав к дивану, хватает плед и накрыв Луизу с головой, прижимает к себе, держит одной рукой. Другой рукой открывает балкон, жестами выпроваживает Маришу с балкона. Мариша — жестами — предлагает скинуть Луизу вниз, но подчиняется и по лестнице уходит к себе на верхний этаж. Костя отпускает Луизу. Волосы ее растрепались, дыхание сбилось, глаза сверкают.

 

ЛУИЗА. Уйди с дороги, тиран!

КОСТЯ (в отчаянии). Посмотри на себя! В таком виде… ты…

ЛУИЗА. Да я на коленях готова ползать…

КОСТЯ. Вот они — курсы твои…

ЛУИЗА. Ради мамочки я голая туда пойду…

КОСТЯ. Замолчи! Не желаю этого слышать!

ЛУИЗА. Боишься?!

КОСТЯ. Ты — не та, совсем не та…

ЛУИЗА. Намекаешь на пару-тройку килограммов… которые я набрала?

КОСТЯ. Ты клятву нашу забыла… И не пара-тройка, а гораздо больше!

ЛУИЗА. Ха-ха… Какую еще клятву?! Ты подглядывал, когда я на весы вставала?! Ну, так сколько — скажи!

КОСТЯ. Подглядывать — это низко… Стать одним целым ты мне поклялась…

ЛУИЗА. Ну, стала. Дальше что?

КОСТЯ. Лишних килограммов я не боюсь: я в колледже культуры мешки с мукой таскал по ночам…

ЛУИЗА. Да ты просто качок!

КОСТЯ. Переоденься, прошу тебя…

ЛУИЗА. А если я так хочу? И еще крестик золотой, освященный, в зоне декольте… С бриллиантиком!

КОСТЯ (обхватил голову руками). Пропала жизнь…

ЛУИЗА. Ясно: не видать мне в жизни бриллиантов…

КОСТЯ. Как мог я, человек искусства…

ЛУИЗА. Твой хор ветеранов — искусство?! Тогда я — мальчик гуттаперчевый!

КОСТЯ. Предупреждали меня: смотри на тещу… Жена со временем станет такой же…

ЛУИЗА. Что тебе сделала моя мама? Почему ты ее не любишь?!

КОСТЯ. Я хотел предотвратить… Спасти… Это я вызвал Михалыча.

ЛУИЗА. Что?! Да как ты мог… мою маму — живого человека — в участок сдать?!

КОСТЯ. Я крепость оборонял…

ЛУИЗА. Какую еще крепость?!

КОСТЯ. Наш дом. Семью. Детей.

ЛУИЗА. Да откуда бы им взяться, если ты — носом в стену — и захрапел?!

КОСТЯ. Кажется, я уже объяснял тебе: устаю на работе…

ЛУИЗА. Это ты со старухами своими так надрываешься?

КОСТЯ. Они слова песни запомнить не могут…

ЛУИЗА. Костя, а «Песня о нашей баллистической ракете» — это песня вообще?

КОСТЯ (декламирует):

 

Эх, ракеточка-ракета,

Баллистический снаряд,

Облетая всю планету,

Ты летишь не наугад!

В этом есть большая сила —

Как того не понимать?

Ведь в любую точку мира

Можем мы тебя послать!

 

ЛУИЗА. Где ты это откопал?

КОСТЯ. В Доме офицеров, в подвале.

ЛУИЗА. Нормально! Твоим старухам, значит, баллистическую ракету — можно… А матери моей гранату — нельзя?! Что за двойные стандарты, Костя?!

КОСТЯ. Луиза, а если бы эта граната рванула? Полдома бы разнесло… Ираида Валерьевна отправилась бы прямиком к Николаю Степанычу…

ЛУИЗА. Ты — страшный человек… Я тебя совсем не знала… Я могла прожить с тобой пятьдесят лет, умереть в один день и так и не узнать, какой ты на самом деле…

КОСТЯ. Я действовал строго по инструкции. У меня по ОБЖ твердая пятерка была… Вот мы с тобой ссоримся, Луиза… А Ираида Валерьевна спокойно спит на нарах.

ЛУИЗА. Как ты можешь?! Ты еще и циник!

КОСТЯ. Она на плохой сон жаловалась… Вот из-за кого… (Показывает портрет).

ЛУИЗА. Папа!

КОСТЯ. Она под этим портретом заснуть не могла… Думаю, ее совесть мучила: пилила мужа всю жизнь…

ЛУИЗА. Это неправда!

КОСТЯ. Он якобы на рыбалке от нее спасался… Понимаешь — якобы! А сам ехал к старушке-теще…

ЛУИЗА. К бабушке?!

КОСТЯ. Она доставала наливочку… За душевным разговором забывал он все невзгоды, Ираиду Валерьевну тоже забывал…

ЛУИЗА. А ты-то откуда знаешь?!

КОСТЯ. Дык встретил его однажды на рынке… карпов он там покупал… Признался во всем.

ЛУИЗА. И ты до сих пор молчал?!

КОСТЯ. Взял он с меня, Луиза, страшную расписку о неразглашении…

ЛУИЗА. Ну вот и не разглашал бы!

КОСТЯ. Луиза, ты определись уже… Ты по какую сторону добра и зла?!

ЛУИЗА. Я за маму переживаю!!!

КОСТЯ. Ты пойми, я ведь сначала отвлечь ее пытался, предлагал ей на репетицию ко мне придти… у нас одна хористка заболела, а завтра — смотр… Но Ираида Валерьевна… она непробиваемая какая-то вся стала… Вези, говорит, меня завтра утром на рыбалку, на зорьке. Вместо Николай Степаныча, говорит, буду жить. И на рыбалку ходить. С гранатой…

ЛУИЗА. Ой…

КОСТЯ. Это на нее портрет так подействовал.

ЛУИЗА. Папа… как живой…

КОСТЯ. Она хотела, чтобы он здесь висел. Но ведь это ненормально, Луиза… Здесь всегда будет висеть наша мандала. Мы ведь с тобой перед ней нашу клятву давали…

ЛУИЗА. А как же мама?

КОСТЯ. Мы будем ее навещать.

ЛУИЗА. Она тосковать будет…

КОСТЯ. Там есть художественная самодеятельность!

 

 

Сцена 5

 

Звонок в дверь. Костя идет в прихожую и возвращается с Ираидой Валерьевной.

 

ЛУИЗА. Мамочка! (Бросается к ней, обнимаются). Я к тебе, а меня не пускают…

КОСТЯ. Ираида Валерьевна, вы как здесь?!

ИРАИДА ВАЛЕРЬЕВНА (защищая от него дочь). А ты думал — упек на пожизненное?!

КОСТЯ. Вас выпустили… чтобы проследить? (Осторожно отодвигает занавеску, выглядывает на улицу). Вы за собой хвоста не привели?

ИРАИДА ВАЛЕРЬЕВНА. Сама ушла, до утра не хватятся!

ЛУИЗА (рыдает). Мамочка… Я тебя им не отдам!

КОСТЯ (нервно). Но они придут, Луиза… Они явятся за Ираидой Валерьевной!

ЛУИЗА. Что ты наделал, Костя?!

ИРАИДА ВАЛЕРЬЕВНА. Плачь, дочь моя, рыдай!

КОСТЯ (в отчаянии). Вы так ничего и не поняли…

ИРАИДА ВАЛЕРЬЕВНА. Ха-ха… Ты меня на «понял» не бери, понял?!

 

Берет табурет, собирается на него взобраться. Луиза толкает Костю вбок, чтобы помог, но он стоит, как вкопанный. Ираида Валерьевна взбирается на табурет, снимает со стены мандалу и вешает на ее место портрет покойного мужа. Костя наблюдает за ней обреченно.

 

ИРАИДА ВАЛЕРЬЕВНА (слезая с табурета). Ну, вот что, зятек… Пока на шконке чалилась, я все обмозговала… Скажи мне, гастролер: на что ты ради моей дочери Луизы готов?

КОСТЯ. Вы это для чего сейчас сказали, Ираида Валерьевна? Кажется, я уже не раз доказывал… На протяжении всех этих лет… (Притягивает Луизу к себе, обнимает).

ИРАИДА ВАЛЕРЬЕВНА. Хали-гали, тапочки-сандали… (Отбирает у него Луизу). Угомони свои таланты, театрал!

КОСТЯ. Да что вы себе позволяете? Почему вмешиваетесь в нашу жизнь?!

ИРАИДА ВАЛЕРЬЕВНА. Кипеть-то можно, но зачем брызгать? Пассатижи залипуха Мойдодыр…

КОСТЯ. Да где вы набрались… слов этих базарных?!

ИРАИДА ВАЛЕРЬЕВНА. Базарят, мой дорогой зять, бабки на базаре — мы по жизни речь толкуем! А набралась я этого там, куда меня по твоей милости под конвоем доставили…

ЛУИЗА. Костя, извинись перед мамой!

КОСТЯ. Да сколько угодно… за все, что вольно или невольно… за все три с половиной года с вами! Хотите, на колени?!

ИРАИДА ВАЛЕРЬЕВНА. Хочу!

КОСТЯ (встает на колени). За все три с половиной… минус один день!

ИРАИДА ВАЛЕРЬЕВНА. Минус один?

ЛУИЗА. Это ты… про какой день, Костя?

КОСТЯ. Даже не день, а вечер… Так — вечерок…

ЛУИЗА. Костя?!

ИРАИДА ВАЛЕРЬЕВНА. Уточним: это ведь не этот вот вечерок… минус?

КОСТЯ. Этот. (Встает с колен).

ЛУИЗА. Костя!!!

КОСТЯ. От своих убеждений я не отступлюсь.

ИРАИДА ВАЛЕРЬЕВНА. Да тебе, пудель, только под забором лаять…

КОСТЯ (Луизе). Почему она обзывается? Скажи ей…

ЛУИЗА. Костя, я с тобой разведусь!!!

ИРАИДА ВАЛЕРЬЕВНА. Костыли за углом запасные есть?! Ты мою дочь обидел… Я тебя расчленю в натуре!!!

ЛУИЗА (в изумлении). Мама…

КОСТЯ (отчаянно). Чего вы хотите от меня, Ираида Валерьевна?!

ИРАИДА ВАЛЕРЬЕВНА. Явку с повинной. Пойдешь в участок. Возьмешь все на себя.

ЛУИЗА. Ты меня… без мужа хочешь оставить, мама?!

ИРАИДА ВАЛЕРЬЕВНА. Тебе придется выбор сделать: или мать, или этот… пудель!

ЛУИЗА. Костя принес в свой дом гранату?!

ИРАИДА ВАЛЕРЬЕВНА. А то…

ЛУИЗА. Зачем?

ИРАИДА ВАЛЕРЬЕВНА. Взорвать тут все хотел к чертям собачьим…

ЛУИЗА. Он — человек искусства, мама!

ИРАИДА ВАЛЕРЬЕВНА (Косте). Ну, чего засухарился, дирижер?!

КОСТЯ. Я не могу. Мои старухи…

ИРАИДА ВАЛЕРЬЕВНА. Они тебя дождутся!

КОСТЯ. Я так много в них вложил… Сдохнут они без меня!!!

ИРАИДА ВАЛЕРЬЕВНА. Не обольщайся, выживут!

КОСТЯ. Мы на смотре — первое отделение закрываем! Представляете, идет концерт… Идет, идет… Первое отделение подходит к концу… А закрыть — нечем! Это же скандал… (Осторожно, Луизе). Может, лучше ты — вместо мамы?

ЛУИЗА. Нет, Костя, ты накосячил — тебе и сидеть… (Всхлипывает тихонько).

 

Звонок в дверь.

 

ИРАИДА ВАЛЕРЬЕВНА. Ну, лохи… Дела ваши плохи! Это они!

КОСТЯ. Я же говорил — хвост за вами!!!

ИРАИДА ВАЛЕРЬЕВНА (крестит Косте лоб). Иди, оформляйся! Дверь открывай и сразу — явку с повинной… (Толкает его в спину). Я рядом буду, не отвертишься…

 

Костя, тоскливо оглядываясь на Луизу, идет в прихожую.

 

ЛУИЗА (бросается к нему). Костя!

КОСТЯ. Откуда в твоей матери это все? Она что, колоски с колхозных полей воровала… и в тюрьме сидела?

ЛУИЗА. Нет…

КОСТЯ. Надзирателем работала?

ЛУИЗА. Она в молодости в детской комнате милиции воспитателем была…

ИРАИДА ВАЛЕРЬЕВНА. Прощайтесь, только быстро… А то плакала твоя явка с повинной… Лет этак пяток накинут!

ЛУИЗА (отшатывается от мужа). Я тебя ждать буду…

 

Костя в сопровождении Ираиды Валерьевны выходит в коридор.

 

 

Сцена 6

 

Из прихожей доносится голос: «Так вас выпустили?!» Появляется Костя.

 

КОСТЯ. Те же и Софья Марковна!

 

Входит Софья Марковна, за ней — Ираида Валерьевна.

 

СОФЬЯ МАРКОВНА (Ираиде Валерьевне). С освобождением! Не верила ни минуты… Всем говорила: «Органы — тоже люди… У них есть мать, и они в школе учились! Разберутся и отпустят!» Злые-то языки наплели Бог весть что… А я так рада за вас! (Увидев портрет на стене, потрясена). Николай Степаныч, как живой! А кто писал?

ИРАИДА ВАЛЕРЬЕВНА. Иващенко…

СОФЬЯ МАРКОВНА (с гордостью). Наш ученик! Николай Степаныч военное дело преподавал, а Иващенко на последней парте сидел… (Задумчиво). Как директор я всегда была спокойна: военное дело при Николай Степаныче преподавалось настоящим образом…

КОСТЯ. Софья Марковна, чаю?

СОФЬЯ МАРКОВНА. Не откажусь, Костенька!

КОСТЯ. Луиза, поставь чайник!

 

Луиза выходит, Ираида Валерьевна — за ней.

 

СОФЬЯ МАРКОВНА (громко). Я пришла обсудить с вами, Константин, очень важный вопрос. Наш хор ветеранов педагогического труда называется «Серебряночка». Не слишком ли это грустное, даже печальное название?

КОСТЯ. Но это же правда жизни…

СОФЬЯ МАРКОВНА (Косте, тихо). Я к вам на подмогу, можете на меня рассчитывать…

КОСТЯ (тихо). Не стоило вам сюда приходить… Здесь опасно!

СОФЬЯ МАРКОВНА. Мариша прибежала к нам на хор вот с такими глазами… «Он меня прогнал… а сам там один!»

КОСТЯ. Ираиду Валерьевну не отпустили, она сбежала…

СОФЬЯ МАРКОВНА (всплеснув руками). Так вот почему у вас там на лестничной площадке…

КОСТЯ. Что?!

СОФЬЯ МАРКОВНА. Там что-то происходит… Человек какой-то топчется…

КОСТЯ. Как он выглядит?

СОФЬЯ МАРКОВНА. В комбинезоне. Посмотрел на меня подозрительно…

КОСТЯ. Сказал что-нибудь?

СОФЬЯ МАРКОВНА. «Проходите!»

КОСТЯ. Началось…

СОФЬЯ МАРКОВНА. Надо в участок позвонить… они приедут, упакуют Ираиду Валерьевну…

КОСТЯ. Она опять сбежит!

СОФЬЯ МАРКОВНА. Но как честный человек вы…

КОСТЯ. Больше не хочу!

СОФЬЯ МАРКОВНА. Но надо же что-то делать?!

КОСТЯ. Это наше, семейное…

СОФЬЯ МАРКОВНА. В семейные дела я не вправе вмешиваться… Хотя иногда очень хочется!

КОСТЯ. Постороннему человеку трудно уловить нюансы… Например, если муж жену бьет, а вы вступились, так вы же и виноваты будете — они оба ополчатся против вас…

СОФЬЯ МАРКОВНА. О, мой дорогой! Так они били вас?!

КОСТЯ. Да нет же, это иносказание…

СОФЬЯ МАРКОВНА. Какой деликатный… Вмешиваться не собираюсь, но и в стороне стоять не смогу! На всякий случай я как староста привела весь наш хор сюда, на театр военных действий. Мы будем дежурить. Круглосуточно.

КОСТЯ (застонал). Но я хотел бы сохранить свою частную жизнь в неприкосновенности…

СОФЬЯ МАРКОВНА. А вот этого мы вам не позволим — прикоснемся! Ваша жизнь принадлежит людям… Мариша на связи с кабельным каналом… Она только свистнет — они тут вмиг со своими камерами всех накроют…

КОСТЯ. Еще и Мариша на мою голову!

СОФЬЯ МАРКОВНА. Все неравнодушные люди с нами… (Протягивает ему фляжку). Это от нее, от боевой подруги. Фронтовые сто грамм. На войне как на войне…

 

Входит Луиза, заметно повеселевшая, ставит перед ними чашки и чайник. Ираида Валерьевна входит.

 

СОФЬЯ МАРКОВНА (громко). «Катарсис»… (Наливает из фляжки по чашкам). Не кажется ли вам, Константин, что это название точнее выражает суть нашего хорового искусства?

 

Ираида Валерьевна крутит пальцем у виска.

 

КОСТЯ (чокаются чашками). Нет, Софья Марковна… «Серебряночка» — правда жизни и светлая печаль… (Пьют).

СОФЬЯ МАРКОВНА (с пафосом). Но «Катарсис»…

 

Резкий звонок в дверь. Все замирают. В дверь стучат. Голос: «Эй, есть кто-нибудь?»

 

ИРАИДА ВАЛЕРЬЕВНА (переглянулась с Луизой). Кто это?! Константин, открой!

СОФЬЯ МАРКОВНА. Не вздумайте, Константин! Это опасно… Я за подмогой!

КОСТЯ (Софье Марковне). Я приоткрою, вы просочитесь… а я сразу захлопну!

СОФЬЯ МАРКОВНА. Они ворвутся, а этого нельзя допустить! Разнесут тут все, половину поубивают… Здесь есть черная лестница?

КОСТЯ. Только пожарная. Через балкон, на нижний этаж.

ИРАИДА ВАЛЕРЬЕВНА (Косте). А если она свалится? Нас засудят…

СОФЬЯ МАРКОВНА (с балкона). Ах, какой простор… Я падаю в небо!

КОСТЯ. Осторожно, Софья Марковна…

СОФЬЯ МАРКОВНА. Ах, оставьте! Я боюсь только закрытого пространства… (Исчезает).

 

В дверь колотят. Голос: «Есть кто-нибудь? Откройте! »

 

ИРАИДА ВАЛЕРЬЕВНА (Косте). Ну…

 

У Ираиды Валерьевны звонит мобильник.

 

ИРАИДА ВАЛЕРЬЕВНА. Да ты что?! (Луизе). Нас по телеку показывают!!! Ну-ка, включи!

 

Луиза включает телевизор, на экране — фото из социальных сетей: Ираида Валерьевна с Николаем Степановичем, Луиза в кожаной юбке, Костя дирижирует хором, Николай Степанович обнимает женщину лет восьмидесяти.

 

ЛУИЗА (ахает). Где они эту фотографию с бабушкой откопали?!

 

На экране заставка: «Народные новости». Появляется Мариша с микрофоном.

 

МАРИША (на экране). Я веду этот репортаж с места событий… Прямо за моей спиной — квартира на третьем этаже, в которой происходят чрезвычайные события… Наше внимание приковано к ним… (На экране — фото Ираиды Валерьевны, Луизы и Кости). Там, за моей спиной, в квартире на третьем этаже Константин Камзолкин, известный в городе деятель культуры, борется за свое честное имя, достоинство и простое человеческое счастье… Несколькими часами ранее в его дом ворвалась женщина с гранатой. Возникла угроза жизни многих людей. Только представьте… В кроватках мирно посапывали розовые пухлые младенцы. Прилежные школьники готовили уроки под присмотром бдительных бабушек. Домохозяйки крутили хула-хуп… А Зуля Акчурина соблазняла сантехника прямо на его рабочем месте, в ванной комнате своей квартиры.

 

Кто-то пытается закрыть камеру своей пятерней, камера вырывается, скачет, показывая то небо и облака, то дерево с одинокой вороной, то кошку, метнувшуюся прочь.

 

МАРИША (на экране). Несмотря на то, что террористкой оказалась его родная теща, Камзолкин не дрогнул. Он сделал то, что любой честный человек… (Глаз Мариши крупно, во весь экран). А ты бы смог?! Пусть каждый спросит себя… Смог бы он сдать в участок тещу, если бы от этого зависела мирная жизнь и благополучие десятков семей?! А пока я вызвала ОМОН, с минуты на минуту ребята будут здесь… Не переключайтесь!

 

Помехи на экране.

 

ЛУИЗА. Ах она, гадюка… Теперь ты понял, кого ты впустил в наш дом — гадюку…

КОСТЯ. Акула пера!

ЛУИЗА. Вот для чего ты ей понадобился… Для скандала! Она же проглотит нас всех…

ИРАИДА ВАЛЕРЬЕВНА (растерянно). Какой ОМОН, люди?! Меня же отпустили… Разобрались во всем: граната — учебная!!!

КОСТЯ. Ираида Валерьевна…

ИРАИДА ВАЛЕРЬЕВНА. Я сама не знала, честное слово… Михалыч-то, оказывается, сразу смекнул, что учебная… Зуб у него на меня, вот и отыгрался, гад! Скажи ей, репортерке этой чокнутой!!!

КОСТЯ. «Явка с повинной», да? «На себя все возьмешь», да? Луиза! Так ты все знала… и молчала?!

ЛУИЗА. Я тоже думала, что мама сбежала… А потом, когда я на кухне чайник ставила для Софьи Марковны, она мне призналась…

КОСТЯ (чуть не плачет). Да я вам че — бык театральный?!

 

Луиза пытается обнять и погладить Костю, он отстраняется.

 

ИРАИДА ВАЛЕРЬЕВНА. Думаешь, мне в участке, куда ты меня сдал, весело было? Вот и ответка тебе…

 

Костя, отхлебнув из фляжки, сидит, обхватив голову руками, горюет. Голос Мариши с улицы: «Костя! Любимый! Я иду к тебе! А твоих курв мы порешим товарищеским судом всего дома!»

 

ЛУИЗА. Ну уж нет!!! (Хватает стулья, тащит их в прихожую).

ИРАИДА ВАЛЕРЬЕВНА. Доченька моя, иди ко мне! Что ты делаешь, Луиза?!

ЛУИЗА. Дверь заблокировала. На смерть буду стоять!!!

ИРАИДА ВАЛЕРЬЕВНА (смотрит на улицу, в панике). Пожарную машину подогнали! Что они с нами собираются делать?!

ЛУИЗА. Не боюсь никого! А эта наглая девчонка сюда не войдет!

 

Через балконную дверь в комнату врывается Мариша.

 

МАРИША. Сейчас ОМОН приедет! Штурмовать будут!

ЛУИЗА. Так вот ты как, зараза… через балкон?!

МАРИША. Там же люк…

ИРАИДА ВАЛЕРЬЕВНА (Косте). Задраить – немедленно!

КОСТЯ. Щас…

МАРИША. Женщины… подруги! Он — творческий человек… Вам его никогда не понять… отдайте его мне!

ЛУИЗА. Ты с полицией решила у меня его отобрать?!

МАРИША. Это — моя гражданская позиция!!!

ЛУИЗА. Вот тебе, зараза, получай… (Вцепляется Марише в волосы).

ИРАИДА ВАЛЕРЬЕВНА (Косте). Что ты сидишь?!

МАРИША. В кого из нас ты тайно влюблен, Костян, скажи!!!

КОСТЯ. В баллистическую ракету…

ЛУИЗА. Что?!

КОСТЯ. Я влюблен в баллистическую ракету…

ИРАИДА ВАЛЕРЬЕВНА. Да он совсем уже… ку-ку!

ЛУИЗА. Бедный мой, иди ко мне… (Отпускает Маришу, обнимает Костю, гладит его по спине).

ИРАИДА ВАЛЕРЬЕВНА. Вот чума… (Оттаскивает Костю от Луизы, передает Марише). Забирай ты его!

ЛУИЗА. Мама!!!

ИРАИДА ВАЛЕРЬЕВНА. Да пусть они уже катятся отсюда… вместе с мандалой!

ЛУИЗА. Нет!!!

МАРИША. Я… лично мэру позвонила… Он на подходе!

ЛУИЗА. Подкрепление вызвала?!

ИРАИДА ВАЛЕРЬЕВНА. Да никогда к нам мэр не приедет… Она нас на понт хочет взять!

 

Голос: «Есть кто живой?! Оставайтесь на месте, из квартиры не выходить.» Звук болгарки на лестничной площадке.

 

КОСТЯ (хлебнув из фляжки). Мариша, спасибо за мэра… его мать-скандалистка у нас в хоре вторым голосом поет… давно я хотел с ним поговорить о ее поведении… Я на прием к нему записывался, но он не пришел… Луиза, баррикады… тебе это так идет… к лицу тебе — баррикады… Ты такая вся… Плечико покажи…

 

Луиза, обнажив плечи, рванулась к Косте.

 

КОСТЯ. Делакруа не с тебя писал?! Мариш, а тебе еще никто не говорил — тебе гражданская позиция — ну очень идет… И специальный репортаж! Ты такая умная, честная, тебя надо все двадцать четыре часа по ящику показывать… Девчонки, вы такие классные… я не могу… (Хлебнул из фляжки).

 

Луиза и Мариша переглянулись. Ираида Валерьевна крутит пальцем у виска.

 

КОСТЯ. Не достоин я вас… Ну зачем я вам?! Вы построили такой замечательный женский мир… У вас там все в порядке… А я… Да я домой боюсь приходить!

МАРИША. Вот! Наконец-то ты им это сказал!

КОСТЯ. Приду, а там — Ираида Валерьевна… На рыбалку ее вези… Там она накатит, а я… жди на берегу… Доставляй обратно ценный груз… А я ведь вам не лифт грузовой… И я — не альфа-самец… Не всем людям надо размножаться, вот я, например, не хочу…

ИРАИДА ВАЛЕРЬЕВНА. Вот тут я с тобой согласна: не надо тебе размножаться! Пусть другой кто-нибудь вместо тебя…

ЛУИЗА. Нет, мама, я от Кости хочу ребенка…

КОСТЯ. А если девочка родится? Я и так в меньшинстве…

МАРИША. Ты — гений, Костя! Я одна тебя понимаю!

КОСТЯ. А не надо меня понимать… Вы меня просто отпустите, пожалуйста…

ЛУИЗА. Совсем?!

КОСТЯ. Сначала — на репетицию. А потом — совсем…

ЛУИЗА. Не могу, солнце мое…

МАРИША. Ты — смысл моей жизни…

КОСТЯ. Меня не хочешь спросить: согласен я быть этим смыслом? Да никто не согласится! Со смыслом пусть каждый сам разбирается, не надо это ни на кого вешать… Не могу так больше — один на всех! Я хочу сделать заявление! (Стремительно выходит на балкон). Я, Камзолкин Константин, член тайной организации! (Звук болгарки на лестничной площадке стихает). Организацию создал Николай Степанович, мой тесть, танкист в отставке, ямало-ненецкий шпион… ныне покойный. Он не успел завершить начатое, но оставил нам боеприпасы. Записку в гараже покойного с подробной инструкцией на языке саамов нашла Ираида Валерьевна, моя теща. Она сделала перевод в гугле и, следуя приложенной схеме…

ИРАИДА ВАЛЕРЬЕВНА (выскочив на балкон). Камзолкин — цель номер один!

ЛУИЗА. Мама! (Тянет мать в комнату).

КОСТЯ. Имейте в виду, у нас тут целый арсенал…

 

Ираида Валерьевна рвется на балкон, Луиза ее не пускает.

 

КОСТЯ. К деятельности группы была привлечена Луиза, моя жена… Она планировала завлечь в свои сети дежурного в полицейском участке, с тем, чтобы я мог…

ЛУИЗА (выскочив на балкон). Не слушайте его! Он все врет!

КОСТЯ. А курсы кто посещал?

ЛУИЗА. Это не для полицейского, это для тебя!

КОСТЯ. Так я тебе и поверил… (Кричит с балкона). Боеприпасы в ящиках, штабелями сложены, у стенки…

 

Голос, усиленный мегафоном, с улицы: «Камзолкин! Выпустите заложниц – жену, тещу и представителя СМИ… Выходим с поднятыми руками!» На балкон выскакивает Мариша.

 

МАРИША. Послушайте, остановитесь! Камзолкин выпустит жену и тещу, он согласен! Я остаюсь с ним в качестве заложницы…

ЛУИЗА (втянула ее в квартиру). Мы не уйдем, мы тоже — заложницы! Хитрая, чего захотела…

КОСТЯ (отпивает из фляжки). Всего лишь медаль «За мужество» она захотела… Да, Мариша? Для успешной карьеры немножко мужества не помешает, я понимаю. Но, увы, ничего не выйдет… Видишь, какая у меня жена — тигрица…

ЛУИЗА. Рр-р…

КОСТЯ. Как вы думаете, штурм скоро начнется? У кого-нибудь здесь есть часы? Сколько еще нам осталось? Давайте о чем-нибудь хорошем… Последние минуты… (Луизе). Когда я в первый раз тебя увидел, ты была такая глазастая и такая тоненькая… Мне сразу захотелось схватить тебя в охапку, унести на необитаемый остров и остаться там с тобой навсегда…

ЛУИЗА. Робинзон мой…

ИРАИДА ВАЛЕРЬЕВНА. Необитаемых островов, пригодных для жизни, не осталось. Разобрали…

КОСТЯ. Какая жалость! Умрем вместе, а?!

ИРАИДА ВАЛЕРЬЕВНА. Щас…

КОСТЯ. А жизнь с вами – мне не жизнь!!!

ИРАИДА ВАЛЕРЬЕВНА (нервно, Косте). Давайте выйдем туда… к людям! Только ты, Костя, руки не забудь поднять… Вот так! (Поднимает руки над головой).

КОСТЯ. Ираида Валерьевна, Николай Степаныч-то вам так и не признался?! Он вместо рыбалки ездил к своей теще…

ИРАИДА ВАЛЕРЬЕВНА (растерянно). Коля карпов мне привозил — вот таких…

КОСТЯ. Этих карпов, Ираида Валерьевна, он на рынке покупал… и вам предъявлял! А сам был одержим страстью к собственной теще. Вы карпов жарили в сметане и не догадывались?… Обманывал вас супруг!

ЛУИЗА. Бабушка трех мужей похоронила, и все мало…

 

Ираида Валерьевна хватается за сердце.

 

ЛУИЗА (наливает в чашку из фляжки). Мама, выпей…

 

Ираида Валерьевна хлебнула, закашлялась. На экране телевизора появляется растрепанный мужчина. За его спиной — омоновец в каске.

 

МАРИША. Мэр нашего города!

ЛУИЗА. Помятый какой-то…

ИРАИДА ВАЛЕРЬЕВНА. Интересный мужчина…

МЭР (на экране). Камзолкин, дом оцеплен. Тебе не уйти. Отпусти женщин… Обещаю выполнить все твои условия. Мало тебе — гастроли по области, выступление в Москве, на ВДНХ… Я тебе доверил самое дорогое, что у меня было — мать свою… Чего еще ты хочешь, Камзолкин?

КОСТЯ. Мандалу хочу… на место вернуть!

 

На экране: подъезжает машина, из нее выскакивают пять резвых старушек с Софьей Марковной во главе. Софья Марковна с гранатой в руке бросается к мэру. Охранник, закрывая его своим телом, кидается вместе с ним на землю.

 

СОФЬЯ МАРКОВНА (во весь экран). Немедленно снимайте оцепление! Учебная граната! Николай Степаныч военруком был в школе, это — наглядное пособие, вот — видите? Как настоящая, но — учебная! Никакого арсенала не существует, и шпионов тоже… Мальчики в войнушку любят играть, а вы не любите, что ли?!

 

Мэр, выползая из-под охранника, отряхивается, машет рукой, пожарная машина отъезжает. Омоновец снимает каску. В квартире Камзолкина Ираида Валерьевна снимает со стены портрет Николая Степаныча, рисует ему бороду, усы, выкалывает глазки, плачет над ним, а потом топчет — в припадке запоздалой ревности. Луиза вешает на стену мандалу.

 

СОФЬЯ МАРКОВНА. Музыка Туликова, слова Андронова!

 

Старушки-хористки во дворе поют, Камзолкин с балкона дирижирует. Женщины поют с комическим воодушевлением «патриотическую песню», используя мимику и жесты на полную катушку: приседая, кивая друг дружке, пожимая плечами, округляя глаза, упирая руки в боки, и, может быть, даже маршируя и подпрыгивая. Поют так, как будто бы речь идет о драконе из сказки, на огне из пасти которого можно пожарить яичницу, а не о грозном оружии… Луиза и Мариша — соперницы — поют и танцуют, вкладывая всю душу.

Софья Марковна и Ираида Валерьевна танцуют, не желая уступать друг другу.


Песня про нашу баллистическую ракету

 

Эх, ракеточка-ракета,

Баллистический снаряд,

Облетая всю планету,

Ты летишь не наугад!

 

В этом есть большая сила —

Как того не понимать?

Ведь в любую точку мира

Можем мы тебя послать! 

Припев:

Достижение настоящее!

И ракета, в самом деле, подходящая!

Ох, и ходкая, ох, и сложная!

Ну, а в общем-то защитница надежная!

 

Наша Родина мужает,

Наша Родина растет,

И ученых уважает

Весь советский наш народ.

 

Знаем — каждая задача

Будет нами решена,

И в труде большой удачи

Им желает вся страна!

 

Припев:

Пусть же техника наша славится!

Как кому, а нам ракета наша нравится!

Ох, и ходкая, ох, и сложная!

Ну а в общем-то защитница надежная!

 

ГОЛОС МЭРА. Победитель нашего смотра — хор «Серебряночка» — награждается гастрольным туром по чукотской земле! От чума к чуму, от одной оленеводческой бригады к другой будут нести участники хора свое искусство. Оленеводы ждут их, с нетерпением готовятся к встрече. В добрый путь, «Серебряночка»!

ВСЕ. Ура! (Обнимаются).

Занавес