Первая в Сибири

Первая в Сибири
О научно-технической библиотеке Колывано-Воскресенских заводов

Первая в Сибири научно-техническая библиотека начала формироваться в середине XVIII века в Колывано-Воскресенском горном округе, который располагался на территории современных Алтайского края, республик Алтай и Хакасия, Новосибирской, Томской, Кемеровской областей, а также Восточно-Казахстанской области Казахстана.

В 1724—1725 годах «рудознатцы», служившие знаменитому горнозаводчику Акинфию Никитичу Демидову, обнаружили здесь богатейшие месторождения меди, а позже и серебряные руды.

Императрица Елизавета Петровна быстро поняла, сколь велико стратегическое значение этих территорий для развития металлургической промышленности в России и отечественной экономики в целом. После смерти А. Н. Демидова заводы, статус которых и ранее был весьма спорным, окончательно были переданы в управление «Кабинета Ея Императорскаго Величества».

С этих пор при заводских канцеляриях стали формироваться небольшие книжные собрания, объединенные в XIX веке в единую Барнаульскую казенную библиотеку. Эти собрания книг и периодических изданий по металлургии и пробирному делу, химии, физике, лесному хозяйству имели не меньшее значение, чем горные заводы. Благодаря самым современным на тот момент учебным и научным изданиям на русском, немецком, французском, латинском языках было возможно обучение высококвалифицированных кадров.

Начало этого процесса было положено Василием Никитичем Татищевым, устраивавшим библиотеки на других горных заводах — екатеринбургских. Этот государственный деятель и историк стремился создать сеть «разноступенчатых» школ для разных сословий, а школа невозможна без библиотеки. По большей части эта работа была личной инициативой В. Н. Татищева, а не целенаправленной политикой государства.

Свою просветительскую миссию библиотеки, созданные Татищевым, выполнили: они помогли подготовить кадры не только для уральских, но и для алтайских горных заводов. Среди выдающихся выпускников Екатеринбургской горной школы можно назвать Ивана Ивановича Ползунова и его ученика
И. И. Черницына — сына мастерового, ставшего управляющим Барнаульским заводом. Из этой же школы вышел и замечательный конструктор гидросиловых двигателей Козьма Дмитриевич Фролов, впоследствии начальник Змеиногорского рудника. В первую очередь именно «из выпускников Екатеринбургской горной школы сформировались кадры сибирской технической интеллигенции с новыми для русских людей того времени представлениями о роли книги, чтении как занятии не только душеспасительном, но и нужном “к приобретению великой государственной пользы”»1.

* * *

В 1764 году из собрания Екатеринбургской библиотеки по инициативе Андрея Ивановича Порошина, начальника Колывано-Воскресенских заводов, ранее работавшего на Урале, алтайским заводам было передано 87 экземпляров «дубликатов книг математических и прочих, следующих до горного искусства, как на русском, так и иностранных языках»2. Именно 1764 год считается годом основания Барнаульской казенной библиотеки. Позже, в 1770-е годы, были открыты библиотеки при рудничной конторе Змеиногорского рудника и при Локтевском сереброплавильном заводе.

Обязательными для распространения считались книги М. В. Ломоносова, И. Шлаттера, М. Ренованца. На Алтай высылались не только печатные издания, но и рукописные копии с еще не изданных книг. Примером может служить экземпляр «Арифметики» М. Л. Магницкого, хранящийся в фондах НГОНБ, с подписью: «Для непотеряния времени в науках для находящихся на Колыванских заводах молодых людей».

Известно, что уже в первые годы своего существования, еще при жизни И. И. Ползунова (умер в 1766 году), библиотека располагала двумя многотомными изданиями об устройстве «огнедействующих» машин, вышедшими в Лейпциге и Париже в 1724—1739 годах (сочинения Лейпольда и Белидора), которые В. В. Данилевский характеризует как «обширнейшую техническую энциклопедию XVIII века»3.

В 1770—1780-е годы фонды казенных библиотек активно пополнялись современными изданиями по горнозаводскому производству, художественной литературой, книгами по истории и географии, что отражало видение государством основ общеобразовательной системы.

В собрании Колывано-Воскресенских горных заводов «среди изданий исторической тематики можно выделить труды по истории Сибири И. Э. Фишера и Г. Ф. Миллера; для школьного книжного собрания приобретаются “История Российская” М. М. Щербатова, В. Н. Татищева, Ф. А. Эмина; приобретаются издания Н. И. Новикова: первое в России собрание литературных, исторических и документальных памятников “Древняя Российская Вивлиофика” и “Новое расположение истории человеческого разума” Вольтера, напечатанное в 1775 году; значительно расширяется в этот период круг географической литературы, особенно широко представленной жанром научных путешествий: “Путешествие по разным провинциям Российской империи” П. С. Палласа; “Дневник, записки, путешествия академика Лепехина по разным провинциям Российского государства”; “Дневные записки капитана Рычкова”; “Описание земли Камчатки” С. П. Крашенинникова»4.

К. Д. Фролов во время служебной командировки в Петербург (1784 г.) приобрел 530 книг (73 наименования) и передал их в библиотеки при алтайских горных заводах, тем самым продолжив дело, начатое А. И. Порошиным.

Он же добился специального распоряжения Колывано-Воскресенского горного начальства, согласно которому горным офицерам вменялось в обязанность систематическое изучение и просмотр новой литературы.

 

Через сие подтверждается, чтоб обретающиеся на заводе офицеры не токмо сами оные о металлургии и минералогии книги и вложенные в них рисунки читали, практиковались, в память затвердили, но мастерам, подмастерьям и определенным ученикам по часу читали и прилежанием показывали и руководствовали5.

 

Кроме того, они должны были составлять специальные отчеты о том, как книга была использована. В. В. Данилевский приводит отрывок из подобного отчета:

 

Шихтмейстер Иван Ползунов малое время, и то как свободно ему от порученного дела бывало, у меня, а более в доме своем книгу о рудокопном деле читал. И прочел до половины; и рассуждал, и к тому понятен. А из другой книги о минералогии выписал экстракт, а что из оного вытвердил, мне не известно. Однако, видно, что он к тому прилежность и охоту имеет6.

 

К началу XIX века библиотека существенно разрослась. Первая систематизация, инвентаризация и разработка правил пользования были осуществлены инженером Петром Козьмичом Фроловым (1775—1839), сыном К. Д. Фролова.

Полученное в Горном училище Петербурга образование во многом определило широкий спектр деятельности П. К. Фролова. Помимо точных наук и технических дисциплин там преподавались немецкий и французский языки, латынь, логика, история, география, архитектура.

Послужной список Петра Козьмича впечатляет: шихтмейстер (низший чин горной табели о рангах) на Змеиногорском руднике, инженер Сузунского завода, чертежник и библиотекарь Барнаульского завода, инспектор в заводских училищах, главный чертежник Экспедиции горных и соляных дел в Петербурге, организатор производства на соляных промыслах на озере Эльтон, ревизор уральских горных заводов, начальник Колывано-Воскресенских горных заводов, томский гражданский губернатор, тайный советник, сенатор в Петербурге7.

За 38 лет службы П. К. Фролов разработал немало проектов, как воплощенных в жизнь, так и оставшихся на бумаге; среди них: проект судов для сплава руды, открытие судоходства по рекам Иртыш и Алей; строительство первой в России железной дороги для перевозки руды, а также механизация ее погрузки и разгрузки; внедрение новых технологий обогащения и выплавки руды; устройство типографии и бумагоделательной фабрики в Барнауле; организация первого в Сибири музея.

На посту начальника Колывано-Воскресенских горных заводов П. К. Фролов принял решение начать современную каменную застройку Барнаула. Для этого из Нерчинска были приглашены архитекторы Молчанов и Иванов, составившие генплан, а в Петербург для обучения у Карла Росси был отправлен Я. Н. Попов, который вернулся опытным зодчим, принимавшим участие в застройке столицы. П. К. Фролов лично участвовал в проектировании памятника к столетию Колывано-Воскресенских заводов и дома начальника горного правления. План застройки предполагал также благоустройство города, рекреационные зоны, сады, аллеи, бульвары.

Свою библиотеку он начал собирать во время первого периода работы на Колывано-Воскресенских заводах. Экслибрис Фролова — вензель с инициалами «PKF» — есть в книгах отдела ценных и редких книг НГОНБ. Известно, что, переезжая в 1810 году в Петербург, Петр Козьмич продал Барнаульской казенной библиотеке 47 изданий («Каталог собственным Фролова книгам на французском и российском диалектах»)8. Из поездок по стране П. К. Фролов привозил археологические находки, позже объединил их в тематические коллекции, которые в 1827 году легли в основу музея. Кроме археологических и этнографических экспонатов тут были образцы полезных ископаемых, флоры и фауны региона, собрание «куриозных вещей», а также макеты горнозаводских машин и предприятий.

В 1817 году, перед возвращением П. К. Фролова из Петербурга на Алтай, правительство приобрело у него крупное собрание древностей для Императорской публичной библиотеки. В него входили 208 старинных рукописных книг, свитков, в том числе XI века, 214 печатных изданий на русском и иностранных языках, карты, планы, а также экземпляры из этнографической коллекции (по отчету Императорской публичной библиотеки за 1816 г.)

Свой вклад в становление библиотеки Колывано-Воскресенских заводов П. К. Фролов внес, выполняя обязанности библиотекаря в 1801-м, а затем в 1808—1809 годах. Известно, что на тот момент горнозаводская библиотека не имела каталога, книги фиксировались в журнале в порядке поступления, что осложняло их поиск, выдавались без записи и расписок, в том числе приезжим. Покидая Барнаул, последние не всегда возвращали библиотечные экземпляры. Зачастую многотомники лишались отдельных томов, а книжные блоки — страниц, в том числе с иллюстрациями и схемами.

12 февраля 1808 года П. К. Фролов подал канцелярии Колывано-Воскресенского горного начальства, в ведении которого находилась библиотека, рапорт «Об упорядочении Барнаульской казенной библиотеки». Вот основные положения этого документа:

 

1. Дать распоряжение о приведении под рядовой номер всех книг на каждом языке с расположением по алфавиту. Иностранные описывать на том языке, на котором они изданы, и на русском.

2. За взятые из библиотеки и потерянные книги положить взыскивать большую цену против той, за какую они в казну были куплены.

3. В случае потери одного тома из целого сочинения, состоящего в нескольких томах, положить взыскивать не за одну книгу, а за весь увраж (за все тома сочинения. — Прим. ред.), как в предыдущем пункте.

<…>

6. В тех книгах, которые содержат чертежи, рисунки, карты и таблицы, на конце каждой сколько какого роду сих листов отметить и внести в опись. Получающий из библиотеки под расписку книгу, должен пометить в ней и о числе сих листов. При приеме обратно в библиотеку наблюдать библиотекарю счет и сохранность оных.

7. Выдача книг для чтения должна иметь определенное число и время.

8. При отдаче книг обратно в библиотеку, отдающий должен получить свою расписку или рукою своею на ней отметить время отдачи9.

 

Через 10 дней проект реорганизации горнозаводской библиотеки был утвержден канцелярией. Была приостановлена выдача книг и началась инвентаризация. На протяжении 1808 года Фролов принимает участие в учете книг, вносит дополнительные усовершенствования в выработанные ранее правила. Параллельно он активно занимается строительством железной дороги (движение по ней открыто 24 августа 1809 года).

На осуществление систематизации библиотеки ушло больше года. 21 мая 1809 года Фролов подает рапорт об окончании инвентаризации.

К рапорту были приложены следующие правила пользования библиотекой:

 

1. Всякому желающему пользоваться книгами, выдавать их не более двух, хотя бы то сочинение, которое ему нужно будет, состояло из многих томов.

2. Время удержания книг довольно будет положить на треть года…

3. Люди, не принадлежащие к штату Колывано-Воскресенских заводов, не имеют права пользоваться книгами здешней библиотеки, поелику она собрана и содержится единственно на заводском иждивении…

<…>

6. Поелику библиотека составляет нарочитой капитал, то неугодно ли будет положить ее свидетельствовать через каждые полгода или год.

7. Библиотекаря снабдить наставлением10.

 

Помимо рубрикации и инвентарных номеров в книгах появляются штампы. Один из них — вензель «КВЗ» (аббревиатура Колывано-Воскресенских заводов). Второй штамп — государственный герб в виде двуглавого орла под короной и надпись под ним: «Барнаульской казенной библиот.».

В первой половине XIX века система учета книг, предложенная П. К. Фроловым, распространилась на все библиотеки Колывано-Воскресенских горных заводов. В Барнаульской казенной библиотеке она применялась без изменений до 1830 года, пока Петр Козьмич не переехал в Петербург уже в качестве сенатора. По образцу, установленному П. К. Фроловым, велись также и журналы с расписками читателей (сохранились экземпляры, относящиеся к концу XIX века).

 

* * *

В течение XIX столетия Барнаульская казенная библиотека пополнялась актуальными изданиями, а также литературой из частных книжных собраний. Но к концу века выработка горных заводов существенно уменьшилась и горная промышленность на Алтае стала приходить в упадок. Сказалось это и на состоянии библиотечного фонда.

Однако мнение о том, что фонд Барнаульской казенной библиотеки к началу ХХ века был совершенно невостребованным и даже некоторое время находился в замороженном состоянии, не в полной мере соответствует действительности. Фонд продолжал пополняться, но его комплектование осуществлялось особым способом. Выбор изданий определяли не библиотекари, а чиновники из управления округа. Они же отвечали за доставку книг в библиотеку. При этом сметы на содержание штата библиотеки неуклонно сокращались, и в 1901 году в библиотеке числились всего две штатные единицы: заведующий библиотекой и сторож.

С конца XIX столетия шло перераспределение фондов библиотеки. С декабря 1901 года по ноябрь 1902 года в библиотеку незадолго до этого открывшегося Томского технологического института были безвозмездно переданы книги по математике, механике, физике, химии, геодезии. Сегодня на сайте Научно-технической библиотеки им. В. А. Обручева Томского политехнического университета имеется информация о 106 раритетах, которые хранятся в фонде Отдела редких книг и книжных памятников. В их числе — экземпляр прижизненного издания «Первых оснований металлургии, или рудных дел» М. В. Ломоносова (1763 год). Очевидно, что речь идет о целенаправленном перераспределении фондов: в Томском технологическом институте эти книги пользовались спросом читателей — в отличие от Барнаула, где горное дело находилось в стадии затухания.

* * *

В октябре 1891 года в Барнауле было создано Общество любителей исследования Алтая. 24 марта 1902 года оно получило статус Алтайского подотдела Западно-Сибирского отдела Русского географического общества.

Барнаульская казенная библиотека была старейшим из книгохранилищ Алтая и представляла несомненный интерес для местной организации Русского географического общества, как и «горный музеум», созданный в 1823 году Ф. А. Геблером и П. К. Фроловым. В 1910 году В. П. Михайлов, начальник Алтайского округа, обратился в министерство императорского двора с прошением о передаче подотделу библиотеки и коллекций музея и 28 мая 1911 года получил на то высочайшее соизволение11.

Исследователи отмечают, что имущество, переданное Алтайскому подотделу, было далеко не в лучшем состоянии. Об этом свидетельствует сохранившийся в фонде Государственного архива Алтайского края акт о передаче горной библиотеки, датированный 31 декабря 1911 года. Из этого документа следует, что к моменту передачи в библиотеке числилось 25 399 томов на русском, французском, немецком, латинском, английском языках, но при этом:

 

В течение 21—31 декабря 1911 г. было передано Алтайскому подотделу следующее количество томов:

а) не записанных в каталоги-инвентари и составлявших как бы излишек — 190 томов, стоимость которых не известна;

б) значащихся, по сведениям, данным библиотекарем Л. В. Торопыниной, выданными разным лицам и учреждениям округа — 94 тома, из которых — 16 томов стоимостью в 105 рублей 41 копейку и 78 томов без цены, так как их стоимость не указана в каталогах-инвентарях;

в) оказавшихся налицо в шкафах библиотеки 24 747 томов, стоимостью в 24 156 рублей 33 копейки.

Всего передано Подотделу 25 032 тома на сумму 24 261 рубль 74 копейки.

Совершенно не оказалось в наличности библиотеки числящихся по каталогам-инвентарям 145 томов, из них 24 тома стоимостью 28 рублей 39 и Ѕ копейки и 121 том неизвестной цены12.

 

Такое состояние библиотеки стало прямым следствием сокращения ее штата. Фактически фондом занимался всего один человек — заведующий библиотекой.

Передача такого значительного количества книг поставила перед Алтайским подотделом Западно-Сибирского отдела Русского географического общества проблему нехватки площадей. Он занимал две комнаты в здании главной лаборатории Алтайского округа, но в 1913 году это здание было полностью передано в ведение подотдела. Из казны Кабинета было выделено 5000 рублей на ремонт помещения.

Ремонт закончился в 1915 году. Однако с началом Первой мировой войны Алтайский подотдел был вынужден прервать свою деятельность до 1918 года. В феврале 1918-го музей и библиотека были переданы в собственность городских властей. Было решено сделать библиотеку публичной. Но книги все еще находились в беспорядке, требовалось закончить их разбор и расстановку, организовать хронологический и систематический каталоги.

Когда в декабре 1919 года в Барнауле окончательно была установлена советская власть, библиотека и музей были реквизированы, а их сотрудники зачислены в штат служащих губернского отдела народного образования. Уже в январе 1920 года на заседании музейной секции в Барнаульском отделе народного образования было решено как можно скорее открыть для посетителей библиотеку и музей. После приведения в порядок библиотеки выяснилось, что в ней недостает почти 12 тысяч томов. Пропали не только книги, но и большая часть годовых отчетов подотдела и весь его архив вместе с рукописями, предназначенными к публикации. В июле 1923 года библиотека была открыта как самостоятельная Алтайская научно-историческая библиотека (АНИБ) и размещена в здании Барнаульского архивного бюро (ул. Республики, д. 37). В октябре 1927 года произошло слияние АНИБ с Окружной центральной библиотекой, объединенная библиотека стала называться Барнаульской окружной научно-исторической.

Дальнейшая судьба ее фондов, включая книги из Барнаульской казенной библиотеки, связана с Новониколаевском (Новосибирском). Еще в 1925 году вышло постановление Сибкрайисполкома о передаче в Новониколаевск Алтайского горного архива, которая была осуществлена в феврале 1926 года. Вместе с архивом было перевезено небольшое количество книг, поступивших в правление Алтайского округа уже после передачи Барнаульской казенной библиотеки Русскому географическому обществу.

В это время в Новониколаевске было организовано Общество изучения Сибири и ее производительных сил (ОИС). Его целью являлось распространение научных сведений о Сибири и содействие институтам власти в рациональном использовании природных богатств. Осознавая научную и культурную ценность бывшей горной библиотеки, члены ОИС ходатайствовали о ее передаче во временное пользование Обществу.

Было решено, что переданные Барнаулом книги вольются в Краевую научную библиотеку, организуемую Обществом изучения Сибири при Сибирском институте народного хозяйства. Открыть и институт, и библиотеку планировалось осенью 1929 года.

Первого декабря 1928 года состоялась передача фондов Барнаульской окружной научно-исторической библиотеки. Для транспортировки в Новосибирск было упаковано 21 777 томов, всего 180 ящиков. Еще в шести ящиках книги были не посчитаны. В своем докладе принимавший книги представитель краевого отдела народного образования Н. К. Ауэрбах писал, «что сохранности библиотеки угрожала серьезная опасность в Барнауле» и что ему пришлось не только руководить «укупоркой» книг, но и «самому укладывать книги при 25-градусном морозе, добывать гвозди»13.

Надо отметить, что Н. К. Ауэрбах являлся ученым секретарем Общества изучения Сибири. А его коллега по ОИС П. К. Казаринов, согласно приказу № 1 по Институту народного хозяйства и распоряжению № 238 по Сибирскому крайоно, был назначен на должность директора Сибирской краевой научной библиотеки при институте. Позже эта библиотека стала Западно-Сибирской краевой, а с образованием в 1937 году Новосибирской области — Новосибирской государственной областной научной библиотекой (НГОНБ).

Первоначально Сибирская краевая научная библиотека располагалась в полуподвальном помещении по адресу Красный проспект, д. 38 (ныне — здание Новосибирского государственного университета архитектуры и дизайна). В 1932 году переехала в помещение клуба им. Сталина (ул. Ленина, д. 24).

В начале 1950-х годов в процессе реорганизации фонда часть книг из собрания Алтайской научно-исторической библиотеки была списана в связи с ветхостью или несоответствием профилю библиотеки. Это было перед переездом библиотеки в новое здание (Красный проспект, 26). Однако для части книг из этой коллекции переезд оказался благом. Расширение площадей библиотеки позволило выделить так называемый «ценный фонд», куда вошли несколько книг с автографами и пометами из собрания Колывано-Воскресенских заводов.

Во второй половине 1930-х годов партия книг была передана в библиотеку только что открывшегося Новосибирского медицинского института. В журнале «Сибирские огни» за 1964 год есть информация о нескольких книгах, подаренных Новосибирским государственным университетом библиотеке мединститута. Эти издания описываются как «старинные книги по медицине в кожаных переплетах, с золотым тисненым заглавием “Книги Колыванских заводов”. Одна из них — “Наставление народу в рассуждении его здоровья” С. А. Тиссо (1781 год) — имеет круглую печать с литерами “КВЗ”»14. Это дает основания предположить, что некоторая часть книжного собрания КВЗ до сих пор хранится в библиотеках Новосибирского государственного медицинского университета и Новосибирского государственного университета.

В начале 1970-х годов небольшая часть книг из собрания КВЗ по книгообмену поступила в фонд Государственной публичной научно-технической библиотеки Сибирского отделения Академии наук СССР (191 экземпляр книг и 92 экземпляра периодических изданий). Сегодня эти книги хранятся в Отделе редких книг и рукописей ГПНТБ СО РАН.

Еще три экземпляра из собрания КВЗ были обнаружены сотрудником НГОНБ С. М. Ермоленко в научной библиотеке Новосибирского государственного технического университета.

В фондохранилищах современного Алтайского края сохранились лишь единичные экземпляры книг из библиотек Колывано-Воскресенских заводов. В отделе редкой книги Алтайской краевой универсальной научной библиотеки имени В. Я. Шишкова эта коллекция представлена 12 экземплярами, среди которых имеются такие книжные памятники, как «Юности честное зерцало» (1767), «Краткое руководство к красноречию» М. В. Ломоносова (1784), «Металлургия» Дж. Скополи (1800). В фонде Алтайского государственного краеведческого музея сохранился в единственном экземпляре третий том «Обстоятельного описания руднаго плавильного дела» И. А. Шлаттера (1767). Научная библиотека Алтайского государственного университета хранит экземпляр издания «Храм древности, содержащий в себе египетских, греческих и римских богов имена, родословие, празднества и бывшие при оных обряды; знатных древних мужей достопамятные дела и приключения» (1771).

Таким образом, в первой половине ХХ века богатейший на территории Сибири фонд Барнаульской казенной библиотеки в силу разных факторов оказался распылен по разным сибирским городам, и сегодня выявить все сохранившиеся экземпляры представляется очень трудной задачей.

Самая крупная сохранившаяся часть Барнаульской казенной библиотеки хранится в НГОНБ и по последним подсчетам составляет 7460 экземпляров. Собрание хранится в отдельном помещении отдела ценных и редких книг. В настоящее время эта часть собрания полностью систематизирована по языкам: русские книги гражданской печати, кириллические издания на церковнославянском, книги на немецком, французском, латинском языках. В особую часть собрания выделены рукописные книги.

Распределение по языковому признаку следующее: 3710 экземпляров русских изданий и рукописей, 2468 немецких книг, 990 — французских, 278 — на латыни, 14 — на прочих языках.

Открытая в 2018 году в Областной научной библиотеке постоянная экспозиция Интерактивного музея книги открывается самой значительной по масштабам витриной «Первая научно-техническая библиотека Сибири», посвященной книжному собранию Колывано-Воскресенских заводов.

* * *

Отдельным направлением исследовательской работы с книжным фондом Колывано-Воскресенских заводов является изучение экземпляров из личных коллекций горных инженеров, ученых, естествоиспытателей, путешественников в составе этого собрания, а также прижизненных изданий их собственных трудов, ставших частью Барнаульской казенной библиотеки. Среди уже изученных экземпляров встречаются уникальные.

Интересно, что в «Сводном каталоге русской книги гражданской печати XVIII века» представлено 5780 названий, а в горнозаводской алтайской коллекции — 696, то есть в библиотеке в свое время было собрано около 12% всех российских изданий.

Среди них, например, работа выдающегося русского металлурга Павла Петровича Аносова (1799—1851) «О булатах» — результат многолетнего кропотливого исследования структуры сплавов. На протяжении многих лет ученый пытался разгадать технологии булатной стали и изготовления холодного оружия, которые существовали много веков тому назад на Востоке. Его открытия получили всемирную известность. Сталь, выплавленная по методу Аносова, превосходила по своим характеристикам дамасскую, за ее рецептом стали приезжать специалисты и из Европы, и с Востока.

Большое значение для развития науки и металлургической промышленности в России XVIII века имела книга М. В. Ломоносова «Первые основания металлургии, или рудных дел». Книга была издана в 1763 году огромным для того времени тиражом — 1225 экземпляров. На металлургических заводах России эта книга долго служила в качестве справочника и руководства, а в горнопромышленных школах использовалась как учебник. Об обеспечении заводов и рудников книгой «Первые основания металлургии» заботилось правительство. Известно, что через несколько дней после выхода книги Екатерина II дала распоряжение Кабинету о посылке экземпляров издания на Колывано-Воскресенские заводы «безденежно» — в качестве высочайшего дара.

Среди замечательных экземпляров колывано-воскресенского книжного собрания встречаются не только русские, но и европейские книги. К ним относится и самое старое издание Областной научной библиотеки — четвертый и восьмой тома собрания сочинений Эразма Роттердамского 1540 года. Книги изданы в одной из лучших типографий того времени, славившейся аккуратностью и безупречным вкусом, — в типографии Иоганна Фробена, друга Эразма.

Поражает изящное расположение текстов, художественные украшения в виде заставок и рамок. На титульном листе — штамп с вензелем «КВЗ» и экслибрис «Ex bibliotheсa Michaelis Alexiev». Долгое время сотрудники отдела лишь предполагали, кто же такой Михаил Алексеев, который свободно читал на латыни философские трактаты Эразма Роттердамского. И вот открытие! На другой книге из колыванского собрания — труде Иосифа Флавия «О войне иудейской» 1787 г. переводчиком с латинского языка значится «Колыванский Наместник Верхней Расправы Председатель Титулярный Советник Михаил Алексеев». 250 лет назад в глухой сибирской стороне, вечерком при свечах почитывал титулярный советник Михаил Алексеев философские трактаты Эразмуса, листал маленький томик Гуго Гроция — голландского юриста, заложившего базовые принципы международного права. В составе барнаульского собрания в настоящее время выявлены 4 книги, принадлежавшие Михаилу Алексееву, каждая из которых достойна внимания: они изданы в лучших типографиях Европы XVI—XVII веков.

Особое место в собрании занимают издания, связанные с именами немецких естествоиспытателей и ученых на российской службе, в частности Петра Симона Палласа, Августа Фридриха Геблера, Иоганна Шлаттера.

Петер Симон Паллас (1741—1811) — выдающийся ученый-естествоиспытатель и путешественник. Он 43 года жизни посвятил России, научному описанию ее труднодоступных окраин. Внес существенный вклад в мировую и российскую науку — биологию, географию, геологию, филологию и этнографию. Имя Палласа стоит в одном ряду с именами таких деятелей русской культуры XVIII века, как М. В. Ломоносов и Л. Эйлер. Труды выдающегося ученого, представляющие ныне большую редкость, практически полностью представлены в книжном собрании Колывано-Воскресенских заводов.

В коллекцию трудов Петера Симона Палласа входит 26 изданий на четырех языках (русском, немецком, латинском и французском). Самое фундаментальное сочинение Палласа «Путешествие по разным провинциям Российской империи» представлено на двух языках — русском и французском. Интерес к трудам и экспедициям ученого был очень велик, его конспектировал Н. В. Гоголь, собирая всевозможные материалы о России для своей поэмы «Мертвые души». Книга читалась в России и в Европе как увлекательный роман, а авторитет ученого сохранился и в наше время. Долгое время в ученом мире ходила шутливая поговорка «Еще Паллас сказал…».

Особый интерес представляет двухтомное издание «Flora Rossica». Уникальный свод российских растений вышел в свет во времена правления просвещенной императрицы Екатерины II в двух выпусках, в 1784 и 1788 годах. Иллюстративный материал «Флоры России» исполнен известными граверами XVIII века. Все гравюры раскрашены вручную. Иллюстрации были созданы в годы расцвета ботанического рисунка. Названия растений даны на русском и латинском языках.

Судьба владельца следующей личной библиотеки удивит многих наших современников. Молодой одаренный и хорошо образованный врач из немецкого города Бамберга приезжает в Барнаул в 1809 году и остается там навсегда. Через некоторое время он пишет прошение, что желает принять русское подданство. Прошение подписывают не сразу, и лишь через восемь лет доктор Фридрих Август Геблер становится гражданином России.

Алтай восхитил его и дал силы для работы, исследований и открытий. У Геблера была большая семья, многие его потомки до сих пор живут на Алтае и в Томске. И конечно же, была библиотека. Малая часть этой библиотеки (51 документ) входит в состав новосибирской части книжного фонда Колывано-Воскресенских горных заводов и представляет собой уникальную коллекцию западноевропейской научной литературы конца XVIII — начала XIX веков на немецком, французском, русском и латинском языках.

В коллекцию вошли произведения самого Геблера, а также сочинения по медицине, зоологии, энтомологии, ботанике, минералогии и художественная литература. Все книги имеют характерную владельческую запись — «Gebler». В коллекцию включены также книги, принадлежащие его сыновьям — Егору, Аполлону и Николаю.

Геблер известен в научном мире как исследователь природы Алтая, он сделал подробное описание горных массивов и ледников Белухи, измерил ее высоту и дал точное определение возраста алтайских гор, обследовал бассейн реки Катуни и нашел ее истоки. Ему принадлежит подробное описание флоры и фауны региона, новых видов растений и животных. Особое место в исследованиях Геблера занимает энтомология, им описаны и собраны коллекции насекомых Горного Алтая. В честь ученого названы некоторые виды жуков. Его бурная научная деятельность отражалась в многочисленных публикациях в России и в Европе, он вел переписку с научным сообществом, а совместно с начальником алтайских заводов П. К. Фроловым Геблер организовал первый в Сибири научно-исторический музей, где были представлены его коллекции.

Среди книг Геблера находится труд Александра Гумбольдта «О видах подземных газов и средствах уменьшения их вреда», изданный в 1799 году, со следующей дарственной надписью: «Zum andenken an Friedrich Gebler. December 1815» — «На память Фридриху Геблеру. Декабрь 1815».

В каждой личной библиотеке найдется самый зачитанный томик стихов любимого поэта. В личной библиотеке Геблера есть девятый том «Новых сочинений Гёте» на немецком языке, изданный в 1801 году. В конце книги от руки бисерным почерком Геблера переписаны два стихотворения, не вошедшие в сборник.

В Барнаульской библиотеке уже в первые годы ее деятельности было капитальное двадцатидвухтомное сочинение Ивана Шлаттера «Обстоятельное наставление рудному делу» (Санкт-Петербург, 1760 г.), которое успешно изучал изобретатель И. И. Ползунов. Среди сочинений по горному делу, металлургии и рудным месторождениям работы президента Берг-коллегии и директора Петербургского монетного двора Ивана Андреевича Шлаттера занимают важное место. В Россию Шлаттер приехал с отцом, приглашенным в 1719 г. Петром I на русскую службу. Он был одним из тех иностранцев, которые обрели в России вторую родину и посвятили свою жизнь ее интересам.

Шлаттер разработал метод очистки золота и серебра и подробно описал его в своих трудах, исследовал физико-химические свойства минералов, предложил новые способы обогащения руд благородных металлов, усовершенствовал монетное дело, разработал так называемую «шлаттерову методу» — способ «сухого разделения золота от серебра», применявшийся в России до середины XIX в. В 1770 году Шлаттер составил «Обстоятельное наставление рудному делу», ставшее практическим руководством по разведке и разработке рудных месторождений и обогащению руд, отразившее состояние техники горного дела того времени.

Иван Шлаттер был также автором большого числа предложений, которые во многом определили денежную политику российского государства во второй половине XVIII века. Именно он впервые обосновал идею создания особой, отличной от общегосударственной, сибирской монеты. Он рекомендовал чеканить из алтайской руды деньги с таким расчетом, чтобы они покрывали все расходы на содержание Колывано-Воскресенских заводов. Монета должна была ходить только на территории Сибири.

Весной 1764 года развернулось строительство нового медеплавильного завода на притоке Оби — Нижнем Сузуне, в 130 верстах от Барнаула. К сентябрю 1766 года монетный двор был построен. Здесь и стали чеканить сибирскую монету.

Перечислить все неповторимые книги, входящие в колывано-воскресенское собрание, конечно, невозможно. Имена их авторов, владельцев, издателей широко известны в России. Западноевропейская ученость и техническая мысль, принесенная в Россию на страницах научных изданий, во многом стимулировала развитие отечественного образования и науки. Фундаментом для новых открытий были книги, центром передового знания — библиотеки, в том числе первая из них в Сибири — библиотека Колывано-Воскресенских заводов.

 

Литература

Афанасьева Т. Б. Начало // Старое. Новое. Вечное. 1929—1999 гг.: 70 лет Новосиб. обл. науч. б-ке. — Новосибирск, 2008.

Вильчур Н. Из истории технических библиотек на Алтае // Библиотекарь, 1953, № 3.

Виргинский В. С. Петр Козьмич Фролов (1775—1839). Москва, 1968.

Виргинский В. С. Творцы новой техники в крепостной России. Очерки жизни и деятельности выдающихся русских изобретателей VXIII — первой половины XIX в. М., 1962.

Гузнер И. А. Книжная культура горнозаводских провинций Урала и Сибири
в 20—80-е гг. XVIII века (Государственные библиотеки): дис. канд. ист. наук. Новосибирск, 1990.

Гузнер И. А., Ситников Л. А. Библиотеки Колывано-Воскресенских горных заводов в XVIII веке // Вопросы истории книжной культуры. Новосибирск, 1975.

Гузнер И. А. «Просветительная миссия» горнозаводских библиотек Сибири в XVIII — начале XIX в. // Библиосфера, 2005, № 2.

Гузнер И. А. Первая библиотечная сеть Сибири — книжные собрания Колывано-Воскресенских заводов // Страницы истории. Областной научной библиотеке — 80 лет. Новосибирск, 2009.

Гузнер И. А., Романова Т. А. Книги Колывано-Воскресенских заводов: томская история // Библиосфера, 2007, № 2.

Данилевский В. В. И. И. Ползунов: Труды и жизнь первого русского теплотехника. М.—Л., 1940.

История библиотечного дела на Алтае. Барнаул, 2007.

Каратыгина Т. Ф. История технических библиотек в СССР. М., 1981.

Митяева Н. М. От печатной книги — к электронному документу // Страницы истории: обл. науч. б-ке — 80 лет. Новосибирск, 2009.

Очерки истории книжной культуры Сибири и Дальнего Востока. Т. 1. Новосибирск, 2000.

Русские книги гражданской печати собрания Колывано-Воскресенских горных заводов в фонде ГПНТБ СО РАН: каталог. Сост. Т. А. Драгайкина. Новосибирск, 2014.

Савельев Н. Я. Петр Козмич Фролов: жизнь и деятельность новатора русской техники XIX в. Новосибирск, 1951.

Сафронова А. М. Первые библиотеки Екатеринбурга и книжное собрание В. Н. Татищева: автореф. канд. дис. Екатеринбург, 2011.

Федоров В. Г. К истории Екатеринбургской библиотеки В. Н. Татищева // Материалы к биографии Татищева. Свердловск, 1964.

Шилов Л. А. Фролов Петр Козьмич // Сотрудники Российской национальной библиотеки — деятели науки и культуры. Биографический словарь. СПб, 1999.

 


1 Гузнер И. А. «Просветительная миссия» горнозаводских библиотек Сибири в XVIII — начале XIX в. // Библиосфера, 2005, № 2. С. 8.

 

2 Федоров В. Г. К истории Екатеринбургской библиотеки В. Н. Татищева // Материалы к биографии Татищева. Свердловск, 1964. С. 88.

 

3 Данилевский В. В. И. И. Ползунов: Труды и жизнь первого русского теплотехника. М.—Л., 1940. С. 165.

 

4 Очерки истории книжной культуры Сибири и Дальнего Востока. Новосибирск, 2000. С. 47.

 

5 Гузнер И. А., Ситников Л. А. Библиотеки Колывано-Воскресенских горных заводов в XVIII веке // Вопросы истории книжной культуры. Новосибирск, 1975. С. 19—21.

 

6 Данилевский В. В. И. И. Ползунов: Труды и жизнь первого русского теплотехника. М.—Л., 1940. С. 163.

 

7 Савельев Н. Я. Петр Козьмич Фролов: жизнь и деятельность новатора русской техники XIX в. Новосибирск, 1951. С. 139—141.

 

8 Гузнер И. А. «Просветительная миссия» горнозаводских библиотек Сибири в XVIII — начале XIX в. // Библиосфера, 2005, № 2. С. 11.

 

9 Цит. по: Савельев Н. Я. Петр Козьмич Фролов: жизнь и деятельность новатора русской техники XIX в. Новосибирск, 1951. С. 41—42.

 

10 Цит. по: Савельев Н. Я. Указ. соч. С. 44.

 

11 По Высочайшему повелению начальнику Алтайского округа… // Государственный архив Алтайского края. Ф. 4. Оп. 1. Д. 380. Л. 98. Цит. по: История библиотечного дела на Алтае. Барнаул, 2007.

 

12 Акт о передаче горной библиотеки Алтайскому Подотделу // Государственный архив Алтайского края. Ф. 4. Оп. 1. Д. 380. Лл. 20—20 об. Цит. по: История библиотечного дела на Алтае. Барнаул, 2007.

 

13 Цит. по: Афанасьева Т. Б. Начало // Старое. Новое. Вечное. 1929—1999 гг.: 70 лет Новосиб. обл. науч. б-ке. — Новосибирск, 2008. С. 5—14.

 

14 Бурков И. Книги Колыванских заводов // Сибирские огни, 1964, № 11. С. 189.