Приглашение на кофе

Приглашение на кофе

* * *

В кои-то веки приглашена

на «кос кафе», на чашечку кофе,

в кои-то веки окружена

мужским прицельным вниманием.

Йоффи!1

 

Есть еще порох в пороховницах,

есть еще шорох в шороховницах,

есть еще музыка в музыковницах,

есть еще у меня целый поклонник!

 

Впрочем, именно целости

ему, однорукому, не хватает,

что его ценности

практически не уменьшает.

 

Потому что он легко улыбается,

потому что я ему нравлюсь,

потому что в моем прекрасном возрасте

я кому-то еще мила.

У него жена умерла.

 

Я отхлебываю капучино

и понимаю: вот она,

интереса к моей особе причина.

 

Изучая тайком своего знакомого,

я поглядываю по сторонам

и думаю приблизительно так:

 

«Мой дорогой режиссер театральный,

начинается третий акт:

мы умирать начинаем, это факт –

весьма таинственный, но вполне реальный.

 

Разрушаются старые пары,

создаются новые пары.

Все в расчет принимается –

здоровье, дети, квартира.

 

Пожилая заря занимается.

Передел пожилого мира…»

 

Так я думаю про себя,

а вслух говорю:

«Было очень приятно.

Благодарю».

 

Нам, неюным, просто и ловко.

Неловкости нет никакой,

мы идем на мою остановку,

мы говорим про судьбу и покой.

 

Он со мной соглашается, не возражает,

он меня на автобус сажает

и машет рукою вслед.

Интересно все-таки, сколько ему лет?

 

А впрочем, к чему мне это?

Совсем ни к чему.

Наверное, скоро семьдесят,

как дальнему моему…

 

 

* * *

Как похоже на страсть подзабытую –

когда муж и жена пожилые

вместе ахают, охают, стонут

от восторга перед внучонком

или внучкой!

 

Вот и я стала бабушкой.

Не хватает мне дедушки –

на малышку смуглую глядя,

вместе ахать, охать, стонать…

Прости меня, Господи!

 

Тяжелеет внучка. Родного веса

так легки прибытки, так сладки!

Ты приедешь вот-вот –

я возьму тебя за руку,

поведу к небывалой кроватке.

 

 

* * *

Влюбленности отступают.

Живу на земле без затей.

Ах, время страстей миновало,

как время рожденья детей.

 

Бог с вами, любовные токи!

Теряя гладкие щеки,

не потерять бы лица!

 

О время рождения строчек –

веселых маленьких дочек, –

о время рожденья стишков –

бедовых, трудных сынков, –

останься со мной до конца!

 


1 Прекрасно! (иврит).